raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Тематические каталоги:

Фотоархив путешествий

Исторические:
Не-имперская история России: от декабристов до Народной воли
В том числе: Байки общества Соединенных славян

"Перекресток культур" (каталог заметок о Второй мировой войне, движении Сопротивления в оккупированных странах Европы - в основном Франции, Польше, Норвегии)
Тематический каталог "Катынь" (документы и размышления, связанные с трагедией расстрела поляков в Катыни и других местах)
"Норвежский каталог" (фотографии из Норвегии, публикации материалов по истории Нансена, Амундсена, Норвегия во Второй мировой войне и др.)
Каталог "История одной песни"
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
А вот еще кого мы ищем на игру "Свободная зона" (немцев пока набрали достаточно).
- коммунисты - 2-3 человека. Договариваться строго приватно, на момент начала игры коммунистическая партия находится в подполье.
- местная городская администрация и полиция (у нас предположительно есть мэр и есть начальник полиции, нужны еще сотрудники, чиновники, секретари). У них будет на игре большое поле выбора возможной позиции.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
А вот такой глупый вопрос к аудитории.

Скажите, френды, для вас нормально, если мужчина сам себе не умеет покупать одежду (не умеет или не хочет?) и за него это делает мама/бабушка/жена/любовница и так далее? Вопрос возник потому, что я в одном подзамочном посте пожаловалась на то, что мой двадцатилетний сын не умеет сам себе покупать одежду и ждет, чтобы ему купила я или бабушка (для меня это не нормально, а вот бабушка считает, что так и должно быть). И мне многие начали отвечать, что это вполне нормально, что они тоже покупают одежду взрослым (и уже немолодым) мужьям, потому что те же не умеют и обязательно ошибутся в размере или еще в чем-нибудь.

Мне кажется, что это у нас такая особенность менталитета? Я когда во Франции в отделы мужской одежды захожу и покупаю там Жене рубашки, то продавцы удивляются, почему женщина покупает мужскую одежду. Ну я начинаю объяснять, что я сыну в подарок, что привезу ему в Москву - ну вроде как-то понимают, но у них это явно не принято. Мужики сами ходят и сами все себе выбирают.

Мужская часть френд-ленты, расскажите мне: вы сами себе покупаете? Или берете с собой кого-то в магазин для поддержки? Или за вас покупают заочно не глядя?
А вы, женщины, покупаете своим мужьям-взрослым сыновьям и проч. одежду? Для вас это нормально?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
...Которые теперь по 10 рублей залог? У нас возле работы в Билле уже довольно давно ввели эту ерунду, недавно и в Пятерочке в нашем доме ввели тоже. Я, например, иду в магазин, и у меня не всегда есть монета 10 рублей (однажды попыталась взамен запихнуть монету 2 евро, она похожа по размеру - не взял). Стоит вроде бы разменный аппарат - но он никогда не работает. Маленьких корзин вечно нет - то есть теоретически они где-то есть, а практически их все время нет. А мне, например, когда я выскакиваю в магазин с работы, и вовсе не нужна эта огромная телега, мне нужно купить себе творог и какое-нибудь печенье на обед (иногда можно и прямо в руках донести, но не всегда так удобно). Зачем этот залог? Чтобы доставлять людям лишние неудобства? Если это страховка от воровства, то неужели если кто-то хочет спереть тележку, то цена в 10 рублей его остановит? Объясните, в чем цимес, пожалуйста
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Впервые за много лет полюбопытствовала промерить дорогу от дома до метро, и от метро до офиса. Выяснилось (по яндекс-картам):
от дома до метро Лермонтовский проспект - 450 метров
от метро Кантемировская до офиса - 840 метров.
Таким образом, туда и обратно я прохожу пешком за день около 2,5 километров (это если только дорогу от дома до работы и обратно считать).
А у вас сколько получается?
raisadobkach: (Default)
А вот скажите мне. Как в современной Франции и современной Англии относятся и оценивают Мюнхенский трактат? (если французские дискурсы я немного представляю себе, то британские - совсем нет). Они тоже высказываются в духе "я не я, и лошадь не моя"? Я себе представила перепалку между, к примеру, чешским министром, который напишет об ответственности тогдашней Франции и Британии за раздел Чехословакии и тем самым провокации последующей войны (а у чехов большой зуб на Мюнхенский договор, что и неудивительно) - а британский министр чехам в ответ, например: "вы занимаетесь наглой англофобией, очернительством и безнравственным искажением истории". А? Какие нынче тренды на этот счет в соответствующих странах?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Опять накидайте, плиз, идей, какое кино посмотреть в выходные. Граничные условия:

- смотрю польское и французское кино в оригинале
- исключаются боевики, мелодрамы, фэнтези, "костюмное кино".
- приветствуется нормальный реализм, актуальная социальная проблематика.
- люблю про Вторую мировую войну - но, кажется, уже исчерпала этот источник

есть идеи, чего еще посмотреть?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
опять про снос советских военных памятников в Польше.
Хорошая, в общем, статья - для тех, кто в теме (правда, я не во всех деталях согласна с автором по поводу Варшавского восстания, но в целом посыл верный).

http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/08/08/1637041.html

"При этом поляки, несмотря на обвинения в их адрес, на самом деле намерены сохранить советские военные кладбища. Эти захоронения охраняются международными и польскими законами, подчеркнул Витольд Ващиковский в том же интервью «Коммерсанту». Что же до других памятников советской эпохи, то почему поляки должны их любить и беречь? Для них они символ оккупации иностранной державой, которая почти полвека навязывала им силой и свой политический режим, и свою символику, и свой тип экономики. Они, как и бывшие республики бывшего СССР, не обязаны вечно хранить все это. Поляки просто хотят жить своей жизнью и делать свою историю".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
... Ну да, я там была и собираюсь туда еще раз. В основном пройтись по музеям, до которых не дошла в прошлый раз. И вот составила я список и гляжу на него с некоторой печалью: Х павильон (который был закрыт в прошлый раз - туда уж я обязательно должна дойти), Музей Варшавского восстания, Еврейский музей, Музей Катыни... опять один сплошной мрачняк. То есть я туда хочу - но нужно же чем-то разбавить. Чтобы не так сильно по мозгам. Есть в этой Варшаве что-нибудь позитивное? Ну... зоопарк, например :) и чтобы в ноябре можно было гулять. В Национальной музее, Музее Шопена и в Этнографическом мы уже были в прошлый раз. Нашла вот какой-то музей карикатур. А еще что есть? Мне обычно музеи игрушек нравятся, которые сейчас во многих городах бывают
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
я внезапно поняла, какую книгу хочу срочно перечитать. И перечитаю в ближайшее время.
"Апологию истории".
Кажется, мне ее нынче как раз не хватает.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
...читаю тут всякое, в порядке самопросвещения для игры. Художественную тематическую литературу тоже. Иногда прочитаешь и не знаешь, что делать - смеяться или плакать.

Вот, например, как выглядит роман некоей Татьяны де Росней "Ключ Сары". Это современный роман, вышел не так давно. Американская журналистка (около 45 лет) много лет живет в Париже и замужем за французом, которого она обожает. У них один ребенок - дочь, и героиня много лет мечтала иметь второго ребенка, но у нее случались выкидыши. А из-за этого ее французские родственники ее презирают и считают неполноценной.
От своего издателя журналистка получает задание - написать статью про историю Холокоста во Франции, в частности об облаве на Парижском велодроме Вель д'Ив. Женщина увлеченно берется за дело и в процессе расследования выясняет, что судьба одной арестованной еврейской семьи была связана с историей семьи ее французских родственников. Однако те ничего не желают слышать о прошлом. В ходе этого расследования журналистка внезапно обнаруживает, что она беременна, приходит в восторг, но ее муж не желает ребенка и требует, чтобы она сделала аборт. Она ложится в клинику на аборт, но сбегает буквально из-под ножа, и улетает к своим родственникам в Америку - разыскивать следы той пропавшей в войну еврейской девочки Сары, с которой ее связала судьба. Дальше она долго приключается - из одного города в США перелетает в другой город, дальше сложными путями выясняет, что сын этой Сары живет теперь в Италии и летит в Италию. Узнает по ходу дела мелодраматическую историю о том, как эта еврейская девочка Сара, потерявшая в войну родителей и младшего брата и спасенная французской семьей, так и не смогла найти себя в мирной жизни и, имея семью и сына, покончила с собой. Однако ее выросший сын ничего не знает о прошлом своей матери и выгоняет дотошную журналистку. При этом у нее начинается выкидыш прямо на улице (а не удивительно, бабе 45 лет, она беременная на первом триместре, у нее уже были выкидыши и при этом она летает туда-сюда через полмира? Ну не дура ли!)
Дальше ей чудом сохраняют беременность, она возвращается в Париж - но ее муж от нее уходит. Она рожает ребенка, едет в США и там переживает, что у нее нет любовника. Внезапно появляется сын Сары, говорит ей, что благодарен ей за то, что она открыла ему глаза на прошлое его матери, смотрит на нее влюбленными глазами, и они воссоединяются в едином любовном порыве.
Занавес!
(все это перемежается, впрочем, некоторым количеством реминисценций - сцен из времен войны, где рассказывается про историю Сары и ее семьи)

Другое дивное романище, которое мне попалось - Франсуаза Саган, "Рыбья кровь". Франсуаза Саган - это ведь очень известная писательница вроде бы? Это уже почти классика, роман 1970-х что ли годов или около того.
Сюжет вкратце. Оккупированная Франция. Некий знаменитый кинорежиссер Константин фон Мекк - наполовину немец, наполовину русский, а вообще космополит, много лет жил и работал в США - несколько лет назад вспомнил о своих немецких корнях и предложил свой талант кинорежиссера нацистской Германии. Его принял и обласкал сам Геббельс и дал ему зеленый свет для работы на лучших киностудиях. И вот теперь этот фон Мекк во Франции снимает всякие сентиментальные мелодрамы по заказу немцев. При этом он тяжко страдает: с одной стороны он служит нацистской Германии, с другой стороны, он человек порядочный. Делает например работающим у него на киностудии евреям фальшивые документы. Но не сумел их отстоять, когда их арестовали. А еще делает фальшивые документы своему молодому любовнику (по ходу дела выясняется, что фон Мекк бисексуален и трахается со всем, что движется - и с бабами, и с мужиками), цыгану по имени Романо, пытаясь его спасти от нацистов. Дальше выясняется, что юный цыган тайком участвует в Сопротивлении. А еще есть бывшая жена фон Мекка - знаменитая шведская актриса, которая снимается в его фильме, при этом работает на британскую разведку и у нее задание - выкрасть из-под носа нацистов какого-то великого ученого, который разрабатывает атомную бомбу. Юный Романо об этом не знает и поэтому устраивает взрыв поезда. В отместку немцы устраивают резню в соседской деревне, а операция по краже ученого под угрозой срыва. Режиссер фон Мекк, увидев, что сделали немцы в деревне, прозревает и отказывается работать на нацистов. Он должен улететь на английском самолете вместе с женой, молодым цыганом и украденным ученым. Но немцы заподозрили цыгана и арестовали его. Узнав об этом, фон Мекк кидается на помощь своему любовнику, застает его полуживым после пыток в гестапо, стреляет в своего любовника (так не доставайся же ты никому!) и последним выстрелом стреляет в себя. Его жена и проектировщик атомной бомбы улетают в Англию, оплакивая судьбу погибших. Занавес.

Напомню еще раз, что это не юмористические произведения. Это они... эээ... совершенно всерьез все. С пафосом, со слезой. Вот что меня всегда изумляет - это как можно ухитриться низвести большую трагедию до уровня такого пошлого мелодраматического фарса?
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
... ищем координатора игротехнической команды и героических игротехников, которым было бы интересно изобразить на нашей игре немецкую оккупационную администрацию
(военная администрация + в основном "силовые структуры" - СС и гестапо).

Ищем пока в неспешном режиме. У нас планировался координатор, но у человека изменились планы и возможности.

Кто у нас обычно любит и умеет делать "темный блок"? Есть идеи, к кому можно было бы обратиться?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Отрывки из "Парижского дневника" русского писателя-белоэмигранта Николая Рощина:

29 ноября 1941 года

"Началось с того, что стали хватать людей по синагогальным спискам, но выяснилось, что далеко не все евреи приписаны к общинам и что, к тому же, есть некоторый процент французов - "чистейших арийцев" - исповедующих иудаизм. Тогда начали брать по фамилиям, а тут пошел уже совершенный кавардак. Под "еврейскую статью" пошли русские, поляки и украинцы. Как-то в газетах появилась следующая заметка: "вот уже второй год, как мы свободны от еврейского засилья, а во главе главного военного госпиталя Валь-де-Грас до сих пор нагло заседают три военных врача-еврея: Симков, Степанов и Толстой". Из всех троих еврей только Симков, а Толстой - это Сергей Михайлович Толстой, родной внук писателя".

"С.И.Либер рассказала, что в лагере для евреев под Парижем (в Дранси) сидит какой-то почтенный седобородый московский купец. Он был арестован за то, что укрывал у себя двух евреев, разыскивавшихся полицией, и вообще оказал несчастным людям немало услуг. В лагере он ходил с желтой звездой, на которой было написано не "жид", а "жидовствующий". Звезда эта предназначается для ношения только в лагере. Выпущенный затем на волю, он продолжал на воле носить ту же звезду. Однажды какой-то следопыт обратил внимание на то, что черная строчка в центре звезды длиннее обычного. Купца вновь арестовали и сейчас он в лагере носит уже полный, обычного порядка, еврейский знак".

30 ноября 1941 года

"К вопросу о евреях. В Париже создалась новая и крупная юридическая "промышленность" - укрывательство евреев. По нюрнбергским законам, если отец у человека полуеврей, а мать - "чистая арийка", то человек этот - не еврей. Вот к доказательству этого задача и сводится. Несколько свидетелей (от двух до шести) делают письменные заявления у нотариуса и потом в мэрии о том, что лично знали родителей и дедов данного лица и что они не евреи, а священник - православный, католический или протестантский - выдает свидетельство, что лицо это числится у него в приходе. (skip) У русского тертого адвоката операция почти всегда проходит гладко и успешно, зато когда за дело берется адвокат французский, получается чепуха несусветная и для злосчастных еврейских предков рождаются такие фамилии, как "Самоварски", "Водкофф", "Ничевоко", "Хорошовер", "Нетски" и даже "Киевскофф" и "Санктпетерсбургофф". (skip)
Я дал уже семь подписей под этими печальными и позорными документами. Однажды, свидетельствуя "арийское" происхождение семидесятилетнего старика, написал, что знал его деда (самому Рощину в этот момент 45 лет - РД). Хорошо "смазанный" чиновник мэрии улыбнулся".

Эти французские реалии и сюжеты так и просятся в ролевую игру, надо сказать.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Я только что сварила рис, пожарила котлеты, выложила все в глубокую миску и оставила остывать на столе. Ушла в комнату работать за компьютером. Примерно через полчаса на столе обнаружился Артамон, вдохновенно поедающий... рис. Котлеты он не тронул. И ведь, казалось бы, он и раньше такое проделывал, пора бы мне научиться прятать любую еду со стола. Но я что-то расслабилась в последнее время и решила, что лохматое чудовище отучилось от дурных привычек и странных вкусовых пристрастий. Но почему рис, аааа?! Почему обычный вареный рис, а не хорошие куриные котлеты?
raisadobkach: (Помним)
А вот хотите удивительных человеческих историй? Их есть у меня.



Вот этого человека звали Рене Кармий. Во время войны он занимал в правительстве Виши должность директора Национальной службы статистики. Его называют одним из первых хакеров, причем так называемых "белых" или "этичных" хакеров

Читать дальше?.. )

А вот тут вот, видите ли, некий пафосный любитель истории рассуждает про "коллаборационистскую Францию": http://club.berkovich-zametki.com/?p=15197
Если почитать там же на сайте в другом месте биографию этого человека, то видно, что он значительную часть своей сознательной жизни прожил в СССР. Очень хочется спросить - мужик, а ты до своего отъезда в Израиль был, видимо, героическим борцом с коммунистическим режимом, или как? Ну и да, видимо, он ничего не знает про таких людей, как Рене Кармий и Эдуар Винерон. Так же как и о том, что во Франции от уничтожения было спасено около 75% еврейского населения (спасители, как известно, были везде, но интересно, что именно в "коллаборационисткой Франции" саботажем и спасением занимались часто не рядовые жители, а высокопоставленные служащие и представители вишистской администрации)
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
ну очень познавательные мемуары :)
цитирую как есть:

"Теперь коротко о важном моменте – снабжении отряда продуктами, табаком, спиртом, одеждой, оружием, боеприпасами, транспортом и бензином.
От того, как оно поставлено, зависит очень многое, а по существу всё. Нет оружия – нет боевой деятельности, плохо организованное снабжение продуктами отражается на моральном и физическом состоянии бойцов и может привести к серьезным нарушениям дисциплины, ослабить контакт с населением. Что мы и испытали на себе, когда группа Фёдора – Габриэля занялась грабежами. Французы, узнав, что грабят русские, в корне изменили к нам отношение: холодность, отчуждение, тревога в глазах при вынужденных встречах, во время переговоров. Вместо прежнего радушного приёма с накрытым без наших просьб столом, нам в каждом доме стали давать еду только после неоднократных напоминаний о голоде и предложения расплатиться по рыночным ценам. Контакт восстановился, когда по деревням прошёл слух, что русские сами расправились со своими бандитами. Не исключено, что если бы мы и наше руководство не приняли быстрых мер по пресечению мародёров, то крестьяне, защищая свою собственность (а она для них священна), могли бы обратиться к «законным» петэновским властям, а те позвали бы на помощь немцев. И тогда нам, в окружении враждебного населения, пришлось бы совсем худо.
В период формирования отряда снабжение продуктами, одеждой, оружием находилось в руках наших местных организаторов, а его было явно недостаточно. Нечего греха таить – мы прибегали тогда и к «индивидуальной реквизиции», т. е. ночью с ведома командования два-три человека заходили во дворы пейзан и брали барана, кур, муку, крупу и так далее. Крестьяне спят как убитые и ничего не слышат. Делалось это в деревнях, расположенных километрах в десяти – пятнадцати от лагеря, а не в ближайших. Провиант брался не у хозяина, имеющего одну овцу и двух куриц, а у людей состоятельных, которым и считать недосуг свою живность. Так мы отводили от себя подозрения. Но сделать этот метод системой было бы большой ошибкой: нас бы разоблачили, а там – скандал. Я, не стесняясь, пишу о нашем вынужденном воровстве потому, что через эту стадию проходили все партизаны, особенно интернациональных отрядов. Французским было легче – они действовали у себя дома.
Вскоре мы получили указание от Алисы, как нам организовать снабжение продуктами. Было приказано – всё только покупать, причём только по рыночным ценам. Центр обещал снабдить нас деньгами из расчета 35 франков на человека в день, но обещание так и осталось невыполненным. Мы не получили от руководства ни одного франка. Деньги у нас были в основном трофейные или реквизированные у коллаборационистов.
Мы довольно часто перемещались, ибо нас все время преследовали каратели. Леса, в которых мы укрывались, были явно не сибирские, самый большой – протяженностью километров восемнадцать, да еще изрезанный просеками. Долго на одном месте незамеченной большой группе людей пребывать никак невозможно. Вот и бегали мы по всем окрестностям.
Перед сменой места мы с Валерием садились в машину, объезжали окрестные деревни и, встречаясь с мэрами, договаривались, какое количество и каких продуктов, когда, куда и за какую цену они будут нам доставлять. Предупреждали, что за информирование властей – расстрел. Осечки ни разу не было, все доставлялось вовремя, а мы всегда расплачивались по рыночным ценам. За этим следили наши доверенные французы.
Труднее было с табаком и хлебом, и это следует упомянуть особо.
Снабжение населения (и городского, и сельского) хлебом во время оккупации происходило по карточкам – «тикетам». Булочник получал муку в обмен на «тикеты», передаваемые ему той частью жителей, которых он обслуживал. И если бы мы забирали хлеб в булочной без «тикетов», то часть жителей оставалась бы без хлеба. Поэтому прямая покупка хлеба отпадала. Французы предложили нам экспроприацию «тикетов» – то есть «ограбление» почтальона с этими бумажками. При таком варианте экспроприации население могло получить эти талончики полностью, ибо после «ограбления» почтальона, которого сопровождали два жандарма, составлялся соответствующий акт, и почтальон дополучал новые документики.
«Ограбление» производилось так. Французы сообщали нам день и час, когда почтальон возвращался из Гре, и по какой дороге он поедет. Двое наших ребят шли туда и дожидались его в кустах. При появлении почтальона на велосипеде в сопровождении двух полицейских, тоже на велосипедах, ребята выходили из укрытия и, не снимая с плеча автоматов, командовали «Руки вверх!» и забирали нужное количество талончиков. Сопровождающие почтальона полицейские покорно поднимали руки и просили не отнимать у них пистолеты. Я сам один раз ходил на подобную «операцию».
С табаком было сложнее, поскольку он был более дефицитен, чем хлеб, – табачные «тикеты» не возобновлялись, и мы не знали, как быть. Долго сидели на подачках, но потом нас выручили французские партизаны: они стали забирать табак из лавочек, даже без оплаты. Тогда и мы начали «грабить» табачников на дороге, как почтальонов с «тикетами».
Один такой «грабеж» проводил я с калининским тёзкой. Мы узнали, что табачница в сопровождении одного из жителей деревни Венизи выехала на велосипеде в Гре за товаром, и мы с тёзкой, захватив деньги, пошли к той дороге. Долго ждали табачников, а когда их велосипеды были метрах в десяти от наших кустов, мы вышли и потребовали остановиться. Мужчина здорово испугался, а миловидная табачница расплылась в улыбке. Я тоже улыбнулся и попросил продать нам столько-то сигарет, сигар и трубочного табака. Продолжая улыбаться, шутить и строить глазки, женщина отсчитала требуемое и назвала сумму к оплате. Денег у меня было больше, но я не устоял перед чарами молодой красавицы и сказал, что не хватает 2000 франков, но я сегодня ей их привезу.
Она обрадовалась и ответила, что ждет меня часов в девять вечера.
Я приехал на мотоцикле часов в восемь. Встретила она меня радушно. Бросила деньги в ящик и позвала на кухню отобедать. Жила она одна, и я вернулся в лагерь под утро, полдороги толкая перед собой мотоцикл, чтобы не разбудить деревню (это была ее просьба). Больше я с ней не встречался.
Зависть ребят была безграничной".

И в другом месте еще:

"О транспорте. У нас были легковые и грузовые машины, были и велосипеды – трофейные и реквизированные.
Реквизиция автомашин и бензина производилась по законам военного времени либо по специальным талонам или в наказание за сотрудничество с немцами. Сразу оговорюсь: лишь одна небольшая машина типа «пикап» была нами отнята у коллаборациониста Стегмана, остальные реквизированы с выдачей «бона». Этот документ заполнялся Алисой после того, как мы намечали, у кого именно произвести реквизицию. В «боне» говорилось, на основе какого закона, для чего и кем реквизируется автомашина, велосипед, бензин. В «боне» было типографским способом напечатано, что оплата за реквизированную вещь будет произведена после войны. Бланки этих документов печатались в Лондоне. У нас их было десять штук. Стоимость реквизируемой машины, велосипеда, бензина мы определяли вместе с хозяином. Машины отдавали без особой печали, но бензин жалели. А велосипеды так очень жалели, поэтому двухколесную технику мы забирали у тех, у кого её было по нескольку экземпляров.
Французские крестьяне доверяли «бонам», а значит, верили в победу.
Всё-таки я должен признаться, что мы с Валерием украли два велосипеда после акции на шоссе Комбфонтен-Пор-сюр-Сон. Ночью зашли в сарай и взяли их. Они понадобились, чтобы поскорее найти группу Габриэля, ушедшую добывать гаечные ключи для диверсий на железной дороге. Из-за этой кражи мы лишились доверия деревенского булочника, который поил нас крепким сидром. Да и быть по-другому не могло: вечером он радостно встретил нас, накормил, напоил, а ночью мы украли его велосипеды".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
про которые я писала.
Эпизод вскоре после освобождения Франции. Автор описывает любопытнейшую схему мошенничества, на которой нагрели руки некоторые бывшие советские военнопленные.

"А деньги пытались добывать и бывшие советские военнопленные. Вот каким образом.
Владельцы французских предприятий, сотрудничавшие с немцами и пользовавшиеся трудом военнопленных, ради собственной реабилитации перевели в государственный банк очень крупную сумму (называли два миллиарда франков) для оплаты использованного во время войны труда заключённых. Узнав об этом, бывшие пленяги, которых тогда в Париже было немало, решили на этом поживиться.
Сначала это делалось просто: приезжает в банк предприимчивый пленяга, захватив с собой не менее предприимчивого эмигранта. Вместе они составляют список фиктивной команды, работавшей на N-ском предприятии с такого-то по такое-то время. Пленяга расписывается как бригадир, получает солидную сумму, делится с эмигрантом и до свиданья – разбежались.
Денег получали много – от сотен тысяч до миллионов франков!
Вскоре французы-предприниматели поняли, что их обманывают, и потребовали, чтобы для получения денег представлялись «аусвайсы» (прописка на предприятии) и список, заверенный советской военной миссией.
А вот тогда и мы, бывшие партизаны, узнали об этом «золотом мешке». Будучи безденежными, мы тоже решили попытать счастья. Заказали у гравёра немецкий штамп с орлом для «аусвайсов», в типографии – бланки по образцам трёх предприятий, купили несколько сот фотокарточек французов необходимого образца. В капиталистической стране за деньги всё можно купить. Составили список, двое суток занимались «аусвайсами» (трое ребят и две девчонки).
Со списком в нашу военную миссию пошли я и Сашка Красин (о нём позже). Там попытались наложить лапу на ту часть двух миллиардов, которая приходилась на русских пленяг. Сидевшие в миссии военные заявили французскому правительству, что они сами распределят эти деньги. Но не тут-то было. Они забыли, что в капиталистическом мире существуют владелец предприятия и рабочих рук. Государство не регулирует или почти не регулирует их денежные взаимоотношения. Если капиталисты-коллаборационисты попросили государственный банк произвести расчёты с работающими, то это их дело, но передавать частные деньги военным руководителям чужой страны права государство не имеет. Получив отказ, руководители нашей военной миссии дали негласное указание: всеми путями вычерпать из банка все причитающиеся русским деньги. Так что наша афера не была для них секретом. О ней знали оба генерала, руководившие военной миссией, да и все её сотрудники. Подполковник Алексеев не удивился, когда мы пришли к нему со своими списками. Он спросил:
– Машина для военной миссии будет?
– Будет, – бойко пообещал Сашка.
Подмахнув списки и скрепив подписи печатью, подполковник распрощался с нами. Автомобили военной миссии были очень нужны – офицеры пользовались частными машинами эмигрантов и французов".

Далее автор описывает, как подмахнув сфальсифицированные списки у мэра и охмурив девочек-машинисток в банке, они получили по этим документам фактически целое состояние, несколько миллионов франков

И далее: "Проснувшись утром, а вернее, уже днём, я поехал в казарму, где получил свои четыре миллиона франков, то есть сто зарплат господина Бидо, бывшего тогда министром иностранных дел Франции. Деньги поделили так: ребятам по четыре миллиона, девчатам – по три".

Для сравнения, что такое четыре миллиона франков в то время, ниже автор пишет:
"Теперь об отношениях с советской военной миссией. Всех нас она взяла на учет и выплачивала пособие, почти равное пособию французских безработных. Они получали тысячу пятьсот франков в месяц, а я, например, – тысячу семьсот пятьдесят. В то время, когда мы сорвали в Версале солидный куш по липовым документам, Сашка купил в дар миссии американскую автомашину за сто семьдесят пять тысяч франков".

И что, вы думаете, сделали русские военнопленные с добытыми таким способом деньгами? Большую часть прокутили в Париже с девочками и в русских ресторанах, на часть накупили какого-то барахлишка. При обратной репатриации в СССР почти все, что люди пытались ввезти с собой, было у них отнято нквдшниками в фильтрационных лагерях, через которые прошел автор. (далее автор делает вывод, что лучше было прокутить все до конца, а не покупать барахло, которое все равно отняли).
При этом несколько бывших пленных решили не репатриироваться в СССР, на добытые таким способом деньги они открыли во Франции бизнес и остались там. И автор люто осуждает этих людей.
И вот еще интересно, автор местами не стесняется в выражениях о Сталине, люто ненавидит "тыловых крыс из НКВД", возмущается тем, как несправедливо порой обходились с бывшими военнопленными. Но при этом люто осуждает бывшего власовца... даже не столько за то, что тот оказался во власовской армии, но там мужик из власовцев перешел в ряды французских партизан, сражался вместе с автором мемуаров в одном партизанском отряде, а в конце войны отказался вернуться в СССР и попросился в американскую армию, которая и удовлетворила его просьбу. "Наверное, потом участвовал в антисоветской пропаганде" - с возмущением восклицает автор.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
тут к слову в разговоре вспомнила один из своих любимых старых фильмов - "Закон есть закон", франко-итальянский фильм 1950-х годов в стиле неореализма или около того.
И немедленно пересмотрела (я его раз в несколько лет пересматриваю).
Крошечный городок в Альпах поделен государственной границей: половина находится во Франции, другая половина - в Италии. Более того, граница проходит прямо по городскому трактиру, поделив трактирные помещение на два разных государства. Главный герой, Фердинанд Пасторелли, всю жизнь считал себя честным французом - у него французское гражданство, он воевал за Францию в годы войны, и он много лет служит на французской таможне и ловит контрабандистов. И вдруг самая малость перечеркивает человеку всю жизнь: в случайном разговоре выясняется, что бедолага 44 года назад родился в трактире на кухне. На кухне! А кухня, представьте себе, находится в Италии. Последовавшая за этим фантасмагорическая бюрократическая разборка в одночасье лишает бедолагу всего: дома, родины, работы, жены, детей, доброго имени...
Жанр фильма, наверное, правильно определить, как трагикомедию. Начавшись, как комический поединок между честным французским таможенником Пасторелли и обаятельным итальянским контрабандистом Джузеппе, он поднимается до высот трагического обобщения, заклеймив ломающие жизнь простых людей непонятно кем и как проведенные границы, нелепые бессмысленные законы, бесчеловечность бюрократической системы. Фильм невероятно смешной, удивительно грустный, пронзительно человечный. И неожиданно в наши дни - исключительно актуальный.
Ну и бесподобный французский комический актер Фернандель в главной роли.
raisadobkach: (Маразм крепчал)
пока рылась в интернете, смотрела инфу про всякие эти электронные конструкторы и прочие наборы "детского научного творчества" (вдруг еще что потенциально для игры пригодится). И вот на что обратила внимание. Там в описаниях товара в интернет-магазине указано, для какого возраста и какого пола детей предназначен товар.
Например, есть набор типа "Юный шпион" или "Юный детектив". Для мальчиков. (там всякие шифровки и подобные вещи)
И есть набор типа "Юный парфюмер". Для девочек. Духи изготовлять.
(точные названия не помню, но суть примерно в этом)

То есть вот кем-то предполагается, что девочкам не может быть интересно играть в детективов и разведчиков, а мальчикам - делать духи и парфюмерию. Так и пишут в аннотациях к этим "юным парфюмерам": "ваша девочка придет в восторг от подарка".

Вот иногда такое ощущение, что не в двадцать первом веке живем, а все еще в каком-то девятнадцатом.
Хорошо, конечно, что меня проблемы детских игрушек уже не волнуют.
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
Вот предположим, что у нас на заводе работает смена. Смена длится, допустим, 1 час. Смена получает задание собрать за это время пять разных схем (например по списку 1, 2, 3, 4, 5). Например. А конструктор у нас, например, один. Так вот, чтобы собрать вторую и последующие схемы, они должны разобрать каждую предыдущую и использовать те же детали для следующих схем, или там в одном наборе столько деталей, что можно параллельно собрать много разных схем, и деталей хватит?

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

August 2017

S M T W T F S
  12345
67 89 10 1112
1314 1516 171819
20 212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 06:05 am
Powered by Dreamwidth Studios