raisadobkach: (Девятнадцатый век)
[personal profile] raisadobkach
Автор статьи - Любелия [livejournal.com profile] lubelia
Материал подготовлен для ролевой игры "Время вишен"

Оригинал взят у [livejournal.com profile] lubelia в Парижская Комунна: культурный контекст. Литература, музыка, живопись.
Итак, напоминаю, на дворе у нас Франция, весна 1871 года.
Начнем с литературы.

Понятно, что наши герои, в меру своей образованности, могут отлично знать всю классическую французскую литературу и не только (уже все-все написали Бальзак, Стендаль, Дюма-отец и многие прочие), но мы кратко обозрим нашумевшие новинки, которые могут быть на слуху, и которые можно обсуждать - и тех авторов, которые могут вызывать вокруг себя споры. Надо заметить, что отношение к живым деятелям культуры в этот момент уже изрядно зависит от того, какого они происхождения (понятно, что немцев подозревают), а также как они отнеслись к Коммуне и вообще каких политических воззрений придерживаются.
Основное направление в литературе нынче, очень близкое к общим настроениям – «натурализм», а если по-человечески, то достаточно социально острая реалистическая литература, рассказывающая о жизни простого народа. Это романы братьев Гонкур 60-ых годов («Жермини Ласерте», «Манетт Соломон»» и т.д.) это «Госпожа Бовари» (56) и «Воспитание чувств»(69) Флобера.
Одна из ключевых фигур времени – Виктор Гюго. Он известнейший поэт, публицист, драматург и прозаик, уже давным-давно написан «Собор Парижской Богоматери» (1831 г).
После 1851 года Гюго живет в эмиграции в Брюсселе, там он активно и пишет последние 20 лет (Из относительно недавнего - «Отверженные» (62), «Труженики моря» (66), самый последний роман – 1869 года – «Человек, который смеется». ), а во Францию возвращается как раз в 1870 году, так что это недавняя новость, Париж встречал его триумфом. Но во время Парижской коммуны Гюго снова нет в Париже – весной 1871 года у него умирает сын и он едет обратно в Брюссель приходить в себя и разруливать дела, связанные с наследством и прочими вещами – однако за Парижскими событиями следит и Коммуну поддерживает. Так что Виктора Гюго Коммуна любит и знает, на революционных концертах читают его стихи, ставятся его драмы и тд.

Из прочих новинок французской литературы: уже вовсю пишет молодой Жюль Верн. – «Дети капитана Гранта» - это 1867 год, «20 тыс. лье под водой» - 69.
Только что (69-70) появился «Тартарен из Тараскона» Альфонса Доде. (Доде скорее аполитичен, и не поддерживает ни Комунну, ни Тьера («Как же вы, черт возьми, хотите, чтобы совесть моя разобралась во всей этой каше?»).
Из низкой литературы популярны романы-фельетоны типа «Парижских тайн» (42-43) Эжена Сю или «Марсельских тайн» молодого Эмиля Золя (на момент Коммуны Золя больше ничем особенно и не известен, он журналист), или «Рабов Парижа» Эмиля Габорио. Различные «Тайны» пишутся километрами и выходят в газетах (кажется, ничто не мешает начать писать и какие-нибудь «Тайны Парижской коммуны» - это будет вполне в духе эпохи).
Впрочем, в литературе есть и направление, провозглашающее «искусство ради искусства» - литературная группа «Парнас», к которой принадлежал, например, не так давно умерший (67 г) Шарль Бодлер или старенький Теофиль Готье. Но это – старички, а им на смену идет очередное, новое поколение. Не так давно (все в том же 69, урожайный был год перед войной) вышли «Песни Мальдорора» недавно умершего 24-летнего Лотреамона – но этот предтеча символизма, кажется, в революционном Париже популярен не был. Или, например, Поль Верлен. Формально он не принадлежит к «Парнасу», но понятно, что продолжает эту линию. При этом он вполне участвует в политике, идет добровольцем в Национальную Гвардию, во время Коммуны находится в Париже, работает при мэрии. С Рембо он еще незнаком (и вообще юного 16-летнего поэта Франция еще не знает, все случится уже после Коммуны). Но вот молодой Верлен есть прямо в Париже! И уже написал «Галантные празднества» (69). Словом, новые веянья в поэзии уже вполне существуют и веют.
Из поэтов, которые прямо-таки активно участвуют в коммуне и пишут – Эжен Потье. Интернационал еще не написан, но количество популярных песен и стихов он уже написал. Честно – я не могу сказать, какой он поэт – но во всяком случае его тексты остро-социальны и поэтому ложатся на общий дух эпохи. Есть еще некоторое количество «социальных» поэтов, но перечислять всех, наверно, не надо. Можно для повышения культурного уровня заглянуть вот в эту книжку:
http://istmat.info/node/27625 - Данилин, «Поэты Парижской коммуны». Книжка сугубо советская, но там есть имена и некоторое количество обстоятельств.
Из близкой к народу и известной нам сейчас классики. В Америке уже написана «Хижина дяди Тома» (52 г). Уже есть «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэррола (64) (А вот «Алисы в Зазеркалье» еще нет, да и первая Алиса – только для тех, кто знает английский, французского перевода еще нет). Вовсю пишет Генрих Ибсен («Пер Гюнт» - 66 год). Уже есть «Легенда об Уленшпигеле» Костера (67 год), так что пепел Клааса смело может стучать в ваше сердце (тем более, что написан роман изначально по-французски – мне вот потребовалось какое-то время, чтобы это осознать).

Чисто игровые выводы из вышеизложенного: у нас Франция, тут ценят острое слово и хороший слог. Помимо того, что во времена коммуны процветает журналистика всякого рода – совершенно нормально писать стихи, песни, политические эпиграммы, стихотворные и прозаические памфлеты на самые разные актуальные темы , стихотворные подписи к карикатурам, рукописные листовки и прочие произведения народного революционного (ну или антиреволюционного) творчества.

Несмотря на то, то начали мы с «литературы» - не стоит забывать, что как минимум драматургические произведения, театральные и музыкальные постановки составляют примерно один культурный процесс. В Париже любят театр. Парижская Коммуна вполне поддерживает театральное искусство и пытается его контролировать, издает некоторое количество указов, касающихся театров в том числе. Один из способов культурного просвещения – раздача бесплатных билетов в театры солдатам Национальной гвардии и рабочим. Самый крупный и известный театр Парижа Comеdie Franсaise вполне открыт (другое дело, что именно они стараются оставаться вне политики и ставить сугубую классику – и к этому можно относится по-разному, от всецелой поддержки, до обвинений в саботаже). Впрочем, сами по себе люди театра могут занимать любую позицию – например, самая известная трагическая актриса этого театра, красавица Мари Агар поддерживает Коммуну, выступает с пением «Марсельезы» и чтением стихов Виктора Гюго на патриотических концертах.
Вообще в революционном Париже (и нереволюционном Версале), разумеется, поют популярные песни – от народных, до совсем свеженаписанных (собственно, одна из них – «Время вишен» и дала название игре). Герои знают об известнейшей кафешантанной певице Розали Борда (ее выступления выглядели примерно так: : «...Борда, великолепная в своем развевающемся пеплуме, охваченном пунцовым шарфом, с длинными, распущен¬ными волосами, обрамляющими ее широкое и красивое лицо, с пышной декольтированной грудью и обнаженными руками, появляется, как воительница..». Об истории многих популярных песен (собственно, о «Времени вишен» или «Черни» - читайте каталог Раисы по тегу «История одной песни».

Игровые выводы: ничто мешает организовать театральную постановку или концерт, и попеть с Марселезу с декольтированной грудью.

Но вот кроме чисто песенного творчества, герои вполне могут обсуждать и прочие музыкальные новинки. Это время, когда роль мировых блокбастеров играют театральные и оперные постановки, поэтому сюжеты опер, музыкальные темы из опер и вообще разные оперные сплетни отменно занимают умы публики.
В Париже в 60-ы годы (на самом деле и раньше, и позже, но я беру тут ровно последнее десятилетие – то что могут помнить и обсуждать) существует несколько ориентированных на музыкальные постановки театров, борющихся за популярность. Это прежде всего Гранд Опера, в котором ставится в основном классика – «большие» монументальные опыт с хорами на классические (в основном исторические) сюжеты – и потихоньку эта классика теряет популярность, а набирает ее новых жанр – «лирическая опера», которая ставится во (внезапно!) Театре лирической оперы. Самые популярный, известные и новые образцы этого жанра – это оперы Гуно («Фауст» (57), «Ромео и Джульетта» (67) и оперы Ж. Бизе («Кармен» еще не написана, а зато уже есть например «Пертская красавица» (67), а еще любители русской жизни могли видеть и слышать оперу Бизе «Иван 4» про странного и грозного русского царя
(Вот передача про нее, желающие могут ознакомиться:
https://youtu.be/esXXLi2DeTs)
Ну и не забываем про известнейшего (хоть и не французского композитора) Д. Верди – потому что, например, «Риголетто» написан по мотивам пьесы Виктора Гюго, а «Травиата» - по мотивам пьесы Александра Дюма-сына – то, что сейчас для нас далекая классика, для них – примерно как голливудская экранизация современного популярного романа:).
Герои вполне могут знать Вагнера – и в пятидесятых годах его оперы ставили в Париже, но сейчас, в связи с известными событиями, немецкая опера, увы, непопулярна. Но на всякий случай – часть «Кольца Небелунгов» (54, 56) уже есть, «Тристан и Изольда» (59) тоже есть.

Еще один популярнейший и более «низкий» жанр – оперетта. В 60 годы Париж мог наблюдать за враждой и конкуренцией двух театров (Буфф-Паризьон и Фоли-Драматик), ставящих популярные оперетты двух композиторов – Оффенбаха и Эрве. Жан Оффенбах бешено популярен во всем мире, число написанных им опер и оперетт и постановок исчисляются сотнями… но с франко-прусской войной все стремительно заканчивается. Проблема Оффенбаха в том, что он немец (да, в отличие от живущего себе в Мюнхене немецкого патриота Вагнера – для живущего во Франции и влюбленного во Францию Оффенбаха – это большая проблема) – его начинают его обвинять в симпатиях к Германии и подозревают в шпионаже… В общем, на момент событий Коммуны театр закрыт, сам композитор путешествует вне Франции, а герои отлично могут это обсуждать на его примере проблемы национального самоопределения.
Что характерно, театр Флоримона Эрве – «Фоли-Драматик», где ставились в частности пародии на популярные оперы, в наш период тоже закрыт, и сам Эрве тоже пребывает заграницей (Эрве нашему человеку может быть знаком по старому советскому фильму «Небесные ласточки» - музыка там своя, но вот сюжет – это сюжет популярной оперетт Эрве «Мадмуазель Нитуш»).

Из новинок, которые являются одновременно и музыкальными и литературными – в 1870 году посмертно вышли воспоминания Г. Берлиоза – где он немало понаписал об истории Франции между всех предыдущих революций.

Живопись.
Во Франции этого время существует система выставок, которые являются ключевыми художественными событиями. Самая известная – это официальная выставка Парижской Академии изящных искусств – Парижский салон, где выставляются все хоть сколько-нибудь известные художники (и хотя выставлять все, кто хочет добиться известности. Если вы начинающий художник – вы хотите там участвовать!:). Существует жюри, которое отбирает работы – и ряд историй о том, как это жюри отвергало художников, которых мы ныне считаем признанными классиками. В основном жюри ориентируется на академическую живопись.
Но как и в литературе, преобладающим и наиболее близким к народным чаяниям в этот период оказывается направление реалистическое. Тут ключевой фигурой является известнейший художник Гюстав Курбе – его реалистическую живопись любит, например, сам Прудон:). «Живопись — предельно конкретное искусство и может заключаться лишь в изображении реальных, данных нам вещей» - вот его кредо. Курбе в числе деятелей Парижской коммуны, руководит свержением Вандомской колонны и заведует всеми художественными музеями Парижа.
Начинает зарождаться и направление совсем новое. Нет, они еще не «импрессионисты» (это слово возникнет только в 1874 году). Но уже есть некоторая тусовка молодых художников, которые в основном группируются вокруг «Салона отверженных» - выставки, организованной в 1863 году после очередного скандала вокруг приема работ на Парижский салон. Тут выставляются Писсаро, Сезанн, Ренуар, Моне – все те, кто отчётливо не вписывается в понтовые рамки Парижского салона. У них еще нет особенной программы и осознанного «направления», есть одно – они не вписываются в классические рамки академической салонной живописи, но и чистыми реалистами по примеру Курбе, назвать их невозможно. Они ищут новые формы и новые способы писать.
Во время Парижской коммуны в Париже находится Ренуар – он не поддерживает коммуну (хотя по ее итогам версальцев не поддерживает тоже, позиция вполне понятная и распространенная: «Вы должны представить себе, насколько я ненавидел всех их, но когда я увидел вблизи версальцев, я не мог не признать, что они были такими же глупцами, как и другие». Его выходы на пленэры с мольбертом и кистями вызывают вопросы у парижан, которые подозревают его в шпионаже – на самом деле он, дескать, снимает карту местности, чтобы представить ее в Версаль. Во время кровавой недели художника уже нет в Париже – связи позволили ему получить пропуск что с одной стороны, что с другой, и в военных действиях он не участвует.
Впрочем, непосредственно в среде простых людей много популярней жанр политической карикатуры. Вот тут есть некоторое количество графики (на мой взгляд выложено довольно криво, без подписей и объяснений, но примерный художественный стиль этой понятен:
http://www.diary.ru/~vive-liberta/p151294013.htm#519485819
http://www.diary.ru/~vive-liberta/p151294013.htm#519672599
http://www.diary.ru/~vive-liberta/p151294013.htm#519797441
Рисуют много – не забываем, что это время, когда фотография еще не развернулась и на месте нынешних фотографий в желтой и не очень прессе – живые рисунки и карикатуры. Карикатурист, которого вы точно можете знать – это Андре Жилль из газеты Ля рю – это одна из самых известных газет Комунны.

Кроме того, помимо высокой культуры, герои могут интересоваться цирком и борьбой – развлечениями простанородья. Цирк – это не столько клоуны и дрессированные медведи, сколько гимнастические трюки и верховая езда. Главный наездник Франции, знаменитый борейтор и циркач Франсуа Боше уже совсем старенький, но у него остались ученики. Кроме того, примерно в середине 19 века складывается и оформляется как стиль сават или французский бокс. Изначально это – уличная борьба, но уже вполне существуют заведения, где проходят бои по несколько облагороженным правилам.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

October 2017

S M T W T F S
12345 67
89101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 06:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios