raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
(это я стараюсь выложить фотографии из старых поездок, а то через десять дней уже новая поездка и новые фото)

Старый Красноярск - в основном девятнадцатый - начало двадцатого веков. Просто разные здания, без особенных комментариев. Я очень люблю модерн, и сибирский модерн местами прекрасен.

Прогулка по старому Красноярску... )
raisadobkach: (Помним)
вот эти две фотографии: одну из Краеведческого музея в Красноярске, вторую - из Мартьяновского музея в Минусинске - я давно хотела выложить. Потому что они выносят мне мозг.

Как говорится - без комментариев... )
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Смотреть фотографии... )

(где-то в рассказах про Красноярск я писала о том, почему там две разные могилы комондора Резанова) :)

Фотографии Свято-Троицкого собора и часовен на Свято-Троицком кладбище можно посмотреть здесь
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
Рассказы о Минусинске - здесь и здесь продолжение (собственно про Музей декабристов)

Смотреть музей?.. )
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Несколько фотографий не самих Столбов (до которых я не дошла), а леса вокруг. К сожалению, день был пасмурный, периодически начинался дождь - местами переходящий в ливень - так что приличных фотографий не получилось.
Но выкладываю для Индраи, которая любит лес.

Смотреть фото? )
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
в общем, до самих Столбов я, конечно, не дошла - зато отлично прогулялась по лесу.
Машина подвозит к парку "Бобровый лог" (это Бобру на заметку - возле парка при входе фигурки бобров стоят). В парке есть всякие аттракционы, детские и взрослые - но я не катаюсь на аттракционах. Еще там есть приличное недорогое кафе самообслуживания (за 170 рублей я потом пообедала) и дорогой ресторан "Хозяин тайги", обещавший "сибирскую национальную кухню". Но главное - там есть две канатные дороги, ведущие наверх. Одна ведет к горнолыжной трассе - сейчас, конечно, там нет никакой горнолыжной трассы, но канатка работает и по ней просто приятно прокатиться и посмотреть на виды с горы. Вторая же канатка, подлиннее, ведет как раз к входу к заповеднику "Столбы".
В общем, я приехала с утра, обнаружила, что нужная мне канатка именно сегодня в понедельник работает только с двух часов дня (обидно), покаталась сначала на малой канатке (удовольствие вообще-то не самое дешевое - подъем и спуск 250 рублей), потом пошел проливной дождь и я укрылась в кафе.
Потом заработала вторая канатка, я доехала до входа в заповедник и пошла просто по дорожке (к этому времени дождь прекратился). До самих столбов идти было километров семь, но дорога красивая. Лес смешанный, довольно сухой, очень чистый - видно, что здесь убирают и ухаживают. Деревья мечены цветными кольцами. Везде стоят указатели и таблички формата "что делать, если на вас напал медведь". Еще висят телефоны экстренных служб - но не знаю, зачем они там висят, потому что в лесу сеть не ловит. Народа в будний день днем очень мало, сначала еще попадались какие-то пенсионеры, монгольские туристы и влюбленные парочки (ох уж эти героические русские женщины, которые в лесном скальном массиве бродят на шпильках высотой 8 см) - но потом весь народ как-то рассосался и дальше я шла совершенно одна. Местами дорога выходит на удивительно красивые смотровые площадки, откуда видны горы и Енисей далеко внизу.
В общем, прошла я, по ощущению, километра три-четыре в сторону Столбов - и когда дорога стала явно заболоченной, повернула назад. И хорошо сделала, потому что едва я успела вернуться к канатной дороге, как снова полил проливной дождь.

Вот, собственно, и весь дневной отчет. Лес, горы, тихо, красиво, спокойно - что еще надо? И кататься на канатной дороге я тоже очень люблю. Конечно, жаль, что сами Столбы не успела увидеть.

Теперь остается только надеяться на то, что фотоаппарат Любелии меня не подвел и что хоть что-нибудь мне удалось заснять.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
"С момента восстания декабристов на Сенатской площади прошло почти два века, и сейчас по-разному оценивают те далекие события, но люди, отстаивающие честь и свободу, всегда достойны памяти народной"

(из крошечного проспектика Музея декабристов в Минусинске).
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Как я уже говорила, в каждом городе есть свое собственное лицо: где-то на каждом шагу попадаются аптеки, где-то булочные. Главное лицо Красноярска - это ювелирные салоны - продажа золота, скупка золота, невероятное количество ювелирных магазинов. Такое ощущение, что "золотая лихорадка", начавшаяся еще в девятнадцатом веке, тут до сих пор не вполне прошла и составляет значительную часть жизни. Были бы деньги - можно было бы даже присмотреть себе что-нибудь.

Гуляла по музеям и по церквям.
Музей Сурикова существует в нескольких ипостасях. Есть художественная галерея имени Сурикова, расположенная в двух разных зданиях. Первое здание теоретически должно содержать картины девятнадцатого века (сайт обещал работы Тропинина, Репина - и, конечно, Сурикова). Туда-то я и отправилась. Однако из всего девятнадцатого века сегодня там остался только зал Сурикова - кстати, довольно неожиданный Суриков, вместо монументальных многофигурных исторических композиций - здесь внезапно Суриков камерный, портретист и пейзажист. Всю остальную постоянную экспозицию девятнадцатого века сняла ради временной выставки современного красноярского художника (кажется, его фамилия Рыбаков), который делает какие-то абстрактные картины в технике горячей эмали. Техника мне понравилась, картины - нет (но я не любитель абстрактного искусства и честно сказала сотрудникам музея, что не понимаю, о чем это - они вздохнули, сказали, что тоже не понимают, и чтобы "на Тропинина" я приезжала в октябре - тогда, мол, все вернут на свои места). Зато на здании музея нашлась мемориальная табличка, которую я искала - "здесь во время своего путешествия останавливался Фритьоф Нансен".

Во вторую часть музея, посвященную искусству двадцатого века - я по понятным причинам не собиралась. Однако, гуляя, выбрела туда случайно - и решила зайти до кучи. Вместо обещанного Кандинского и Малевича там тоже оказалась выставка - на этот раз современного бурятского скульптора - и в отличие от красноярского художника Рыбакова, скульптор мне неожиданно понравился (по крайней мере у него были понятные скульптуры и сюжеты).

Третий музей Сурикова - дом-музей художника, без картин, зато с интерьерами - оказался на реставрации, так что пришлось только сфотографировать внешний вид деревянного дома.

С утра я поехала на Троицкое кладбище - туда, где возле Свято-Троицкого собора девятнадцатого века похоронен Василий Львович Давыдов. Вообще я не любитель бродить по кладбищам, даже историко-мемориальным. Троицкое кладбище оказалось большим, действующим, причем старые могилы девятнадцатого века произвольно перемешаны с новыми захоронениями - так что я растерялась и не знала, где найти нужную могилу. Однако в итоге набрела на искомое довольно быстро. Рядом установлено два надгробных памятника. На одном указано: "декабрист Михаил Фотиевич Митьков" - это реконструкция предполагаемого места захоронения Митькова и сам памятник поставлен уже в ХХ веке, так как точное место могилы Митькова не сохранилось. И тут же рядом - Василий Львович Давыдов, это подлинная могила и подлинный сохранившийся памятник. О могиле Давыдова долгое время заботилась вдова Николая Мозгалевского: неутомимая нарымская мещанка Авдотья Агеева, овдовев и подняв на ноги восьмерых детей, после амнистии переехала к одной из своих дочерей в Красноярск, где и прожила до 1890-х годов, могила ее где-то здесь же на том же Троицком кладбище - но я не нашла. Чтобы пробраться к могиле Давыдова, пришлось преодолеть заросли необыкновенно злобного кладбищенского растения: крапива-не крапива, но обожгло ноги прямо сквозь мои плотные льняные штаны, а голые руки - до волдырей (вот сейчас уже вечером сижу и не знаю, чем смазать - потому что больно, зараза).
Из интересного там же на Троицком кладбище замечена могила командора Резанова - основателя Российско-Американской компании (это который "Юнона" и "Авось") - но потом в другом месте нашелся еще памятник Резанову и другая его могила. Выяснилось, что теоретичеаски Резанов был сначала захоронен в одном месте - на Воскресенском кладбище возле снесенного при советской власти Воскресенского собора (там стоит памятный знак), а потом его прах был перенесен на Троицкое кладбище.

После Троицкого кладбища и собора я съездила посмотрела еще Благовещенский собор (при нем женский монастырь, но на территорию не пускают) и госпитальный собор, возле которого установлен памятник Святому Луке Войно-Ясенецкому.

Гуляла на набережных. В числе прочего интересного замечены: мемориальный пароход-музей "Святитель Николай" (музей работает, но поскольку там выставка, посвященная пребыванию Николая II в Красноярске, я туда не пошла), скульптура "белая лошадь пьет воду из грязного озера", скульптура в виде якоря "сто лет судоходству на Енисее", здание "Фонд Прохорова" (на ступеньках которого наклеена надпись "во глубине сибирских руд храните гордое терпенье").

Обедала в кафе "Кинза": много разных чебуреков, манты, плов и подобная еда. Обед формата "умереть на месте" обошелся мне в 319 рублей.

Потом я опять пошла в костел на органный концерт (я всегда жалею, что кого-то из друзей нет со мной: вот в Мартьяновском музее жалела, что со мной нет Кеменкири, а в органном зале жалела, что со мной нет Туилиндо, поскольку обычно мы именно с ней ходим на органные концерты). Внутри костела обнаружились красивые современные витражи. Зал был практически полон, публика разношерстная, много молодежи, органист (местный) отличный, помимо собственно музыки рассказывали об истории немецкой органной школы восемнадцатого века.

Завтра собираюсь в Столбы - мне подсказали дорогу, откуда есть пеший маршрут "для калек" - то есть для тех, кто не может пройти пешком слишком долго, и чтобы при этом хоть что-то красивое увидеть.

Видимо, вдохновение меня все-таки тут посетило, потому что в итоге я почти дописала два декабристских рассказика "про Пензенский полк" (глюки вокруг героев событий, то есть уже в Сибири). Может, когда-нибудь и рискну выложить.
В общем, по всем параметрам это был хороший отпуск.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
... напрасно я жаловалась в первый день, что в городе негде поесть. Нужно было только свернуть с моей улицы Сурикова на соседний проспект Мира (очень длинная улица) - как немедленно обнаружилась куча кабаков на любой вкус и кошелек. В среднем, насколько я могу оценить, цены на общепит здесь раза в полтора дешевле московских (разумеется, при сопоставлении подобного с подобным). В частности, здесь имеется "Штолле" - я сегодня пошла туда обедать, и мне поначалу показалось, что цены на пироги выше, чем в Москве. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это не цены выше, а порции здесь в два раза больше - нарезают кусками по 250 г.
Но интересно, что за пределами этого проспекта Мира уже на соседней улице Ленина опять толком негде поесть (хотя улица тоже центральная).

Вообще в Красноярске время остановилось - здесь не только никаких памятников не сносили, но и улицы не переименовывали: кроме улицы Ленина, здесь есть улица Карла Маркса, улица Дзержинского (с памятником Дзержинскому), улица Диктатуры Пролетариата, но также улица Парижской коммуны, улица Робеспьера и, конечно, улица Декабристов. Огромный памятник Ленину стоит на на улице Ленина - а на площади Республики (прямо перед Енисеем). Интересно, что в Красноярском крае вообще распространена какая-то особая - более нигде мною не виденная модель Ленина - с приоткрытым ртом. Особенно это заметно на памятнике Ленину в Емельяново.

Я отправилась на улицу Декабристов - желая посмотреть, разумеется, почему же она так названа (где-то в путеводителе было написано, что именно там стояли дома, которые снимали жившие здесь в ссылке Давыдовы, Фонвизины, Митьков, Спиридов - пока не уехал в Дрокино и др.). На улице Декабристов, действительно, имеются два типа домов - обычные многоэтажки и несколько явно старых (вероятно, как раз того времени) одно и двухэтажных деревянных домов - но никаких следов мемориальных табличек или чего-то подобного я не нашла (хотя очень много старых домов девянадцатого - начала ХХ веков в центре Красноярска отмечено мемориальными табличками "памятник архитектуры регионального значения, охраняется государством", "здесь жил такой-то (малоизвестный мне деятель" и проч. - но здесь ничего подобного не было). В одном из этих деревянных домов находится музыкальная школа, но остальные - кажется, просто жилые дома - причем в аварийном состоянии и безо всяких удобств (видела в одном из дворов сложенные дрова - неужели до сих пор в центре большого города печное отопление?)

Зато тут же на улице Декабристов посреди этих деревянных домов гордо возвышается догадайтесь, какая постройка у вас ассоциируется с названием 'Улица декабристов'? )

Недостаток Красноярска в том, что исторический центр разбросанный - старые здания (каменные особняки в основном в стиле модерн, есть и несколько более ранних) и старые деревянные здания перемешаны с современными бетонными коробками, улицы длинные, планировка квадратная, вытянутая вдоль Енисея, ходить пешком приходится довольно много - но не везде интересно. Музеи и церкви тоже все разбросаны довольно далеко друг от друга - и прежде, чем куда-то дотащишься - приходится идти по малопривлекательным кварталам (наверное, можно и на автобусе - но я в отпуске предпочитаю пешком). В городе много фонтанов и странных городских скульптур - например, скульптурная группа "Пушкин и Наталья Гончарова", бабушка с собачкой, мужчина с зонтиком и подобные. Есть, например, памятник "Детям войны". Возле какого-то института стоят в открытом доступе прямо на улице книжные шкафы с подержанными книгами - можно прямо подходить, смотреть и выбирать себе книги (это, наверное, и способ избавления от своих ненужных).
Жители Красноярска и Красноярского края - в целом доброжелательные и контактные - почему-то крайне нервно реагируют на человека с фотоаппаратом. Та тетушка в Дрокино едва ли не морду мне бить собиралась - а сегодня какой-то мужик был страшно возмущен тем, что я фотографировала старинный особняк (кажется, ему показалось, что он попал в кадр - хотя я людей не фотографирую и обычно наоборот стараюсь убрать все лишние головы из кадра). Успокоился только, когда я ему показала табличку "исторический памятник, охраняется государством".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
...когда я дотопала, наконец, до Музея декабристов - то обнаружила, что музей закрыт. Путем внимательного изучения прилегающей информации удалось выяснить, что у него обеденный перерыв. Однако в положенный час музей и не подумал открыться :) я долго топталась у двери и наконец решила позвонить (благо, телефон был указан на входной дощечке) - как вдруг дверь распахнулась и пожилая женщина меня спросила: ой, неужели вы сюда? надо было вам ломиться в дверь посильнее.

Вход в музей - 30 рублей. За фотографирование берут еще пятьдесят. Сам музей расположен в деревянном старом одноэтажном доме, когда-то выкупленным братьями Крюковыми, Николаем и Александром. После смерти Николая и отъезда Александра дом был продан каким-то местным купцам и затем еще несколько раз перестраивался, уже в шестидесятые годы здесь жил ссыльный Петрашевский. Музейчик крошечный, собственно декабристам посвящены две комнатки - экспозиция рассказывает о каждом из 11 декабристов, более или менее продолжительное время находившимся в ссылке на территории Минусинска и округа (села Шушенское, Курагино, Тесь и др.) - первым сюда прибыл Краснокутский, затем в разное время здесь побывали братья Беляевы, братья Крюковы, Кривцов, Мозгалевский, Тютчев, Киреев, Фролов и Фаленберг. Собственно, я могла бы рассказать служительницам музея больше, чем они мне. Подлинников здесь мало, в основном выставлены копии, но есть вешицы, переданные в дар потомками - в основном многочисленными неугомонными плодовитыми Мозгалевскими (я вот даже купила один из сборников "Мартьяновский чтений" - так там очередная статья про род Мозгалевских, расплодившихся не только на территории Минусинского округа, но и на территории соседней Тувинской республики, причем плодились они в геометрической прогрессии: у самого Мозгалевского было 8 детей, у его старшего сына Александра - 10, а у одного из внуков, Владимира Александровича - уже 14). В общем, вот кандалы, переданные в музей потомками семейства Мозгалевских, хранятся здесь (хотя откуда в семействе Мозгалевских кандалы - загадка природы, ясно, что это не кандалы Мозгалевского - осужденного по 8 разряду и соответственно не ходившего закованным). Некоторое количество фотографий, которых ранее никогда не видела. Авдотья (Евдокия) Мозгалевская, урожденная Агеева - в старости, с детьми. Евдокия Фролова, урожденная Макарова - в старости. Старый Киреев с сыном.
Нигде нет (и никто никогда не видел) фотографии гражданской жены Тютчева - и сотрудники музея так и не смогли мне объяснить, почему крестьянка Жибинова из села Курагино в одних документах числится Анной, а в других - Евдокией (в Минусинске везде пишут, что она Евдокия, а Анной ее почему-то называют "центральные" историки).
Далее большая комната посвящена просто "истории дворянского быта" (интерьер, фортепиано и проч.) - здесь же временная выставка какого-то очередного фарфора (везде и всегда в провинциальных музеях случаются выставки фарфора), среди которого самый ценный экспонат, анонсированный особо - "супница, подаренная потоками декабриста Волконского" (обычная белая супница, ничего особенного).

Как мне рассказали сотрудницы, музейчик выживает не столько за счет интереса к декабристам, сколько за счет организации всяких культурно-развлекательно-образовательных программ. Они проводят экскурсии для детей формата "дворянский этикет" (учат детей делать реверансы, держать себя за столом "как дворяне"), всякие костюмированные праздники, масленицу, святки. За историей декабристов приезжают одиночки - "но вот вчера из Питера были". Во дворе музея разбит садик с прудом, беседкой, цветником и огородом - "и это тоже для детей, мы им тут уроки садоводства проводим".

Некоторое время я посидела в саду - и пошла дальше. Мне посоветовали посетить также "филиал номер 1" - музей-квартиру Кржижановского (не того Крыжановского, который Северин и который умер в Тобольске в 1839 году, парализованный и потерявший рассудок - а того, который Глеб, впоследствии советский государственный деятель - хотя это, с несомненностью, один и тот же род), "и там еще Ленин на квартире у Кржижановского и Старкова останавливался"). Я думала, что это не очень интересно, так как уже за пределами того исторического периода, которым я занимаюсь - но времени до вечера и до отъезда в Красноярск было еще куча, поэтому я опять потащилась пешком через пол-города и нашла этот музейчик (находится примерно в таком же деревянном доме). И в общем не пожалела, что пошла - в музее оказалась дама-сотрудница - настоящий энтузиаст, которая мне за тридцать рублей провела целую экскурсию. И тут Ленин тоже оказался в некотором роде предлогом: в нескольких комнатах сотрудники музея воспроизвели интерьер квартиры политссыльного образца конца девятнадцатого века, затем они - тоже для привлечения в музей школьников - отдельно сделали в музее "школу конца девятнадцатого века" (зальчик с партами и учебными пособиями того времени - мы, говорит, тут специальные уроки для школьников проводим, учим по старым букварям и проч. - детям нравится). Она же открыла для меня специальные подсобные помещения и показала, что собирает по деревням образцы старых наличников с ветхих деревянных домов в регионе, чтобы сохранить образцы различных узоров и резьбы, а также планирует организовать в музее "дом ремесел" - для чего собирает старые столярные и слесарные инструменты, самостоятельно с помощью какой-то местной бабушки собрала ткацкий станок и проч. В общем, музейное дело в такой глубинке держится на подобных энтузиастах. А еще в садике при музее обнаружился черно-белый кот с зелеными глазами - который сначала шугался, но потом милостиво позволил себя сфотографировать.

Наконец, еще одна женщина тут же при музее вызвалась меня проводить обратно в центр - и по дороге рассказала, что она местный агроном, занимается разведением и продажей лекарственных трав и побочно тоже в порядке энтузиазма планирует совместно с сотрудниками музея организовать при музее "аптекарский огород". Она мне рассказала, что она сама родом из Подмосковья - но уже тридцать лет живет в Сибири, и что в Минусинске можно было бы неплохо жить - но молодежь не видит перспектив и уезжает в более крупные города (хотя в городе есть четыре колледжа - медицинский, педагогический, сельскохозяйственный и культуры и искусства) - поэтому постепенно Минусинск превращается в город пенсионеров.
Поскольку даже после посещения трех музеев на часах все еще было около пяти вечера - а обратный автобус в Красноярск у меня был в десять вечера (я еще успела дойти до речки Минуса и сфотографировать пейзажи) - то я решилась ехать в Курагино (около 80 км от Минусинска). Водитель порывался взять с меня две тысячи - сговорились вполовину. Собственно, ничего в поселке, кроме городского парка и памятника Тютчеву в парке (на месте предполагаемой могилы) я не увидела - местный краеведческий музейчик был уже закрыт, цветов я Леше Тютчеву - каюсь- также не принесла :( поскольку получилось все это спонтанно и нигде ни в Минусинске, ни в Курагино я продажи цветов не видела. Само Курагино - типический рабочий поселок, и оставаться там вечером дольше крайне необходимого совершенно не хотелось.

Приехав на автовокзал в Минусинске (кстати, сам вокзал очень чистый и аккуратный - гораздо чище, чем автовокзал в Красноярске), я обнаружила страшное - а именно, что туалет на автовокзале открыт до шести вечера. Было девять, а автобус у меня был в десять :) - ну, дальше вы поняли :)

В общем, таким вот образом, а про обратный автобус я уже написала. Да, еще на всякий случай - если вдруг кто-то решит повторить этот маршрут, имейте в виду: ночью в автобусе ОЧЕНЬ холодно (днем в Минусинске - жарко, и я раздевалась до коротких рукавов).
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
...Как я уже сказала, автобус из Красноярска в Минусинск едет примерно 7.5 часов. Стоимость билетов туда и обратно - 1800 рублей (недешево). Туда я ехала днем, поэтому любовалась дорогой - сначала опять проехали Емельяново (оставляя в стороне Дрокино), затем примерно часа два автобус едет по лесу (нельзя сказать, что это тайга - смешанный лес, с вкраплениями каких-то незнакомых мне хвойных деревьев - очень высоких, узких как стрелы, с очень темной листвой - в то время, как лиственный подлесок уже раскрасился осенними цветами - получается очень красиво). Почти двести километров нет вообще никакого жилья, и только часа через три езды опять начинают изредка попадаться селения. А потом начался совершенно фантастический мир: степь, курганы, соленые озера. Сквозь местное удивительное серебряное небо пробивались золотые лучи заката. Под вечер въехали в Хакасию (как сказал мне не без ехидства сосед - "переехали государственную границу"). Абакан проезжали уже в сумерках, и из окон автобуса город оставил крайне непривлекательное впечатление - грязный, трущобный, неустроенный.
Мой сосед - крепкий мужчина моих лет - рассказал, что живет в Красноярске, а работает вахтовиком в тундре - потому что в самом Красноярске толком работы нет, и все крепкие мужики едут зарабатывать на вахту, кто куда. Вот конкретно он - на нефтянку. Самолетом до Игарки, далее летом - заброска на вертолетах, зимой спецтранспортом по зимнику. В поселках одни работяги, три месяца работают - три месяца отдыхают. Приезжают эвенки и другие колукочевые племена - привозят рыбу для торговли (писАть, говорит, толком не умеют - зато торгуются отлично, и у каждого калькулятор). И да, рыба в тех краях - гигантская (и снова - вот как раз в Туруханск приедете - как раз в тех краях, только в Туруханск вертолетом направо, а мне налево - так увидите. Как это - вам далеко ехать? Избалованные вы, москвичи, я вот в Абхазию из Красноярска каждый год отдыхать езжу на машине, месяц туда - месяц обратно. А вам что, в Туруханск тяжело?).
Другой мир. (Уже сегодня ехала в такси по Красноярску - опять водитель рассказывал, он тоже вахтовик - только не в тундре, а в Хакасии на золотых приисках. Так туда, говорит, массово нанимаются мужики из деревень: в деревне зарплата пять тысяч, и ту не каждый месяц платят, так они на прииски - а приусадебное хозяйство на жену с бабкой. Что на приисках заработают - половину пропьют, остальное домой привозят).
Минусинск по сравнению с Абаканом показался более ухоженным (сосед опять встревает: "ну что вы хотите, тут Россия, а там - Хакасия), хотя тоже часть города - частные деревянные дома, другая - старые каменные особняки девятнадцатого века, в основном нереставрированные (главный архитектурный памятник города - так называемый "дом Вильнера", образец провинциального модерна конца XIX века, сейчас стоит пустой и щерится выбитыми окнами - все учреждения из него выселили, а денег на реставрацию нет). В новой части города стоят пятиэтажки, но туда я не ходила.
Поскольку ночлег мне в данном случае обеспечил наш филиал - они бронировали гостиницу - мне было неудобно отказываться от их предложенной помощи, хотя сама я выбрала бы, вероятно, что-нибудь подешевле: это была якобы самая лучшая (во всяком случае самая понтовая) гостиница в городе, и на мой личный вкус 2500 рублей за ночь без завтрака - это слишком большие деньги для крошечного провинциального города (я во Франции платила меньше). Впрочем, с едой проблем не возникло - в центре неподалеку обнаружилось два кафе. В одном я завтракала (два блинчика со сметаной, салатик типа "мимоза", стакан плохого черного кофе и пирожок с ливером - за все 117 рублей, когда я удивилась уровню цен и сказала, что такого уже, наверное, нигде не бывает, - буфетчица мне гордо сказала, что у них самое дешевое кафе в городе). Обедала я в другом кафе под названием "БлинКом" (это примерно как "Теремок") - и там за большой блин с начинкой и стакан кофе (получше, чем в первом кафе) заплатила 140 рублей.

В центре города высится очень красивый Спасский собор начала девятнадцатого века. Я зашла туда и стала фотографировать, тут же вылезла какая-то злобная тетка формата "при свечах" и стала орать, что прежде чем фотографировать, нужно получить благословение батюшки, и чтобы я сидела и ждала, пока батюшка придет. Ждать я не стала и ушла. Здесь же на центральной площади находится главная гордость города - Мартьяновский историко-краеведческий музей, один из старейших краеведческих публичных музеев России. Музей был основан в 1877 году Николаем Михайловичем Мартьяновым, приезжим аптекарем-провизором и страстным собирателем-коллекционером. В создании и организации музея и библиотеки при музее принимали участие сын декабриста Николая Крюкова - Тимофей Сайлотов, политссыльные: "землеволец" Дмитрий Клеменц и "пролетариатец" Феликс Кон и многие другие.
Музей, действительно, уникальный - вероятно, едва ли не лучший виденный мной краеведческий музей во всей России и даже в Европе. Обычно провинциальные музеи такого рода - бессистемное собрание всякой всячины, а тут чувствуется не только объем собранного материала, но и систематичность коллекций. Я очень жалела, что со мной не было Кеменкири - потому что значительная часть залов посвящена археологии региона (Южная Сибирь, Хакасия, Тува и проч.) - я в этом все-таки мало понимаю (хотя все стенды сопровождаются очень внятной и подробной текстовой информацией - жаль, вся информация только на русском, хотя в музее, судя по гостевой книге, бывает немало иностранцев со всего света - там даже карта со специальными флажками есть, куда можно воткнуть флажок, откуда ты приехал, так обозначены гости даже из Бразилии и Австралии). Также большая этнографическая экспозиция по коренным народам региона (тувинцы, хакасы, пограничные китайские племена) - лучше, чем в Красноярском краеведческом музее и затем отдельная большая экспозиция по, если можно так выразиться, "пришлым" народам (в том числе пришлым не по своей воле). На этнографических картах отмечены, сколько в регионе до сих пор проживает немцев (особенно много немцев - в некоторых селениях до 8-10%), поляков, эстонцев и латышей. Однако экспозиция и сотрудники музея подсказывают, что не все подобные жители края оказались тут в ссылке - в конце XIX - начале ХХ веков шла также большая волна добровольных переселенцев, в том числе целыми деревнями: в европейской части империи замучило малоземелье, а здесь мягкий климат, развитое земледелие и земли хватало на всех. Соответственно и прижились многие. В регионе есть польские и немецкие школы, и даже одна целиком финская деревня.
Там же, в музее, большая экспозиция по истории русского старообрядчества в регионе.
Отдельные выставки рассказывают собственно об истории Минусинска и района, о развитии золотопромышленности в округе, о гражданской войне и первых годах становления советской власти (на редкость хорошо сделанная выставка - читала не отрываясь), о Минусинске в годы Великой Отечественной войны (здесь особенно интересна история детского дома для детей, вывезенных из блокадного Ленинграда). Еще временные выставки - история местной журналистики (между прочим, здесь родился писатель В.Ян и начинал свою писательскую карьеру в роли минусинского журналиста), история "женского вопроса" в Сибири (развитие женского образования и проч.).
И, наконец, зал, посвященный местному сельскому хозяйству - потому что уникальный микроклимат региона позволяет выращивать здесь арбузы, дыни и - лучшие в Сибири и едва ли не в России - грунтовые помидоры гигантского размера. Каждый год здесь проходит конкурс на лучший помидор - целая экспозиция рассказывает о победителях выставки, с приложением фотографий гордых помидоровладельцев и муляжей огромных помидоров (указан вес - два килограмма, полтора килограмма...). Я, натурально, поинтересовалась - ну вес весом, а на вкус-то как? Но меня заверили, что вкус отличный и безо всякой химии (и правда, вид у них такой - натуральный: розовые, мясистые, неправильной формы). А еще местные минусинские яблочки - очень мелкие и очень сладкие. В доказательство сотрудница музея пихает впихнула мне живьем такое яблоко - и хотя в залах музея есть запрещается - но она велела мне съесть немедленно, в качестве экспоната (съела, хотя вообще яблоки не очень люблю - но нельзя же было отказаться, и оно было правда очень сладкое).

В общей сложности проторчала я в этом музее почти четыре часа, а дальше потопала искать "филиал номер 2" - то есть, собственно, Музей декабристов, ради которого и приехала.
Это оказалось нетривиальной задачей - так как в Мартьяновском музее мне показали общее направление, а дальше надо было топать через пол-города, и местные жители - разумеется, как все нормальные местные жители - услужливо посылали меня в разные стороны.

(продолжение следует).
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Из Минусинска я ухитрилась скатать на машине еще и в Курагино (полюбоваться на памятник Тютчеву - который, впрочем, сфотографировать уже не смогла, так как к вечеру сел фотоаппарат).
В очередной раз убедилась в том, что в такие места нужно собираться и ездить заинтересованной компанией. Во-первых, финансы: тысяча рублей за машину - вроде жаба душит, а если на троих-четверых, так и ничего бы. Во-вторых, нужно же с кем-то делиться впечатлениями по дороге - а то я за неимением лучшего только в очередной раз гружу несчастных водителей подробностями всех этих историй.

Водителя автобуса, который на ночном рейсе (автобус на линии Красноярск-Минусинск идет примерно 7,5 часов, обратно я ехала ночью - села в десять вечера, приехала в половине шестого утра) выключает свет, но при этом включает на полную громкость русский шансон - нужно убить (вообще в Красноярском крае любят русский шансон - край ссыльных, так сказать... и не только политических ссыльных- как известно, если есть что-то хуже русской попсы, так это русский шансон). Поэтому выспаться в автобусе не удалось.
А туалет на провинциальной автостанции формата "дырка в заборе", способен испортить впечатления даже от очень красивой дороги.
В общем, приехала домой (в Красноярск) в шесть утра, спала два с половиной часа и теперь собираюсь в музей Сурикова.
Подробный отчет постараюсь вечером.
Френд-ленту пока не читаю, так как два дня была без сети.

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16 17181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:41 am
Powered by Dreamwidth Studios