raisadobkach: (Элегия)
Приятельница, которая какое-то время назад навела меня на рассказ про парижских расстрелянных лицеистов ("Пять мучеников лицея Бюффон" - недавно выкладывала), тут спрашивает меня:
- Ну ты прочла эту историю? Меня больше всего поразило, что им дали написать письма, и все пятеро написали одинаковые письма. Они что, сговаривались? Удивительно ведь, что такие одинаковые письма?

Я ей говорю:
- Это просто потому тебе так кажется, что ты, наверное, никогда раньше не сталкивалась с такого рода письмами. А я вот в некотором роде коллекционирую эти письма, это такой особый... ну, можно сказать, особый род аутентичного исторического документа, "предсмертное письмо". И я с этим сталкиваюсь три десятка лет и на основании опыта могу сказать - они ВСЕ одинаковые.

До определенной степени, конечно. От декабристов до народовольцев, от парижских коммунаров до участников Сопротивления - практически все письма, написанные в сходной ситуации, исключительно похожи друг на друга. Почти независимо от страны, эпохи, политических и религиозных взглядов (верующие и атеисты пишут почти одинаково!), социального положения, возраста; этих людей объединяет только одна чрезвычайность обстоятельств - через сутки или через час их не станет. И вот такое ощущение, что именно в этой ситуации совершенно разным людям приходят в голову совершенно одинаковые мысли и чуть ли не одинаковые слова. Даже не так важно, кому человек пишет - родителям, возлюбленной или товарищам по партии.
(есть пара-тройка нестандартных писем, например письмо Сергея Муравьева выделяется; письмо Николая Кибальчича императору Александру III выделяется, но чаще все-таки все эти письма ужасно похожи).

Возможно, психологи или психиатры могут объяснить этот феномен "похожести".

И интересно, что такого рода письма - это с одной стороны всегда очень личный документ; а с другой - всегда очень... если можно так выразиться, пропагандистский документ. Издавна предсмертные письма используются сторонниками для скрытой и открытой пропаганды, их прячут, бережно хранят, переписывают от руки, размножают, публикуют в подпольных и подобных изданиях с элементом вызова "вот что с нами делают", "наше дело не пропало" и так далее.

И вот не могу удержаться от такой мысли: а интересно, предсмертные письма каких-нибудь... ну, например, эсесовцев, осужденных за нацистские преступления и ожидающих казни - они тоже будут похожи?
raisadobkach: (Помним)
Наверное, такая история существует в каждой стране. Про юность, искренность, веру, патриотизм, мужество перед лицом смерти…

Лицей Бюффон – среднее учебное заведение в Париже, в 15 округе, основано в 1885 году, существует до сих пор…

Действующие лица, ученики лицея Бюффон в 1940 году:
Жан-Мари Артю, родился в швейцарской Лозанне 2 апреля 1925 года. Его отец, вдовец, врач психиатр.
Жак Бодри, родился 7 апреля 1922 года. Единственный сын преподавателя экономики. Самый старший из группы, он успел закончить лицей Бюффон и получить степень бакалавра в 1940 году и готовился к конкурсу для поступления в высшую школу.
Пьер Бенуа, родился 7 марта 1925 года. Сын полицейского офицера и директрисы начальной школы.
Пьер Грело, родился 16 апреля 1923 года. Сын инженера-чертежника. В лицей Бюффон он поступил как раз в 1940 году в предпоследний класс и собирался изучать там испанский язык
Люсьен Легро, родился 11 июня 1924 года. Сын начальника отдела в министерстве финансов, брат художника Жана Легро. Он увлекался поэзией и живописью, был также прекрасным пианистом.


Читать дальше?.. )

15 октября 1942 года состоялся повторный суд. Немецкий трибунал осудил пятерых лицеистов на смерть. Их перевели в другую тюрьму. Бодри и Легро дважды попытались бежать, но оба раза были пойманы и наконец на них надели железные цепи. После трех с половиной месяцев ожидания 8 февраля 1943 года пятеро лицеистов были расстреляны, а их тела сброшены в общую яму на парижском кладбище Иври-сюр-Сен.

Утром в день смерти пятерым осужденным позволили написать прощальные письма их родным.

Вот эти письма )

В 1944 году известный поэт Поль Элюар, друг семьи Легро, написал стихи в память о казненных.
В настоящее время установлена памятные таблички на здании лицея, в честь расстрелянных юношей названы в Париже улица и площадь.
raisadobkach: (девятнадцатый век 1)
... Теофиль Ферре, о котором шла речь в предыдущем посте http://naiwen.livejournal.com/1562098.html, отнюдь не был невинной овечкой. Собственно, именно бланкисты Риго и Ферре руководили репрессивным аппаратом Коммуны (против которого регулярно пыталась восставать фракция прудонистского меньшинства, обвиняя Риго и Ферре в произволе, необоснованных арестах, бессмысленной подозрительности и так далее).
Вообще бланкисты мне, признаться, не симпатичны в целом - они как-то слишком подозрительно напоминают большевиков (мое сердце в этой истории принадлежит анархистам). Но тут ведь как... люди-то разные. Если Риго был человеком... я бы сказала, сомнительных моральных качеств, то Теофиль Ферре был, если можно так выразиться, рыцарем-идеалистом "из чистой стали". Собственно, если существует типаж "фанатиков революции" (который НА САМОМ ДЕЛЕ встречается гораздо, гораздо реже, чем о нем принято говорить) - то вот именно Ферре был человеком, наиболее приближенным к подобному типу. Ну, помимо прочего, Ферре был очень молод - в свои двадцать пять лет он был самым молодым членом Коммуны.
Именно Ферре был ответственен за решение о расстреле первых шести заложников. Когда 24 мая взбудораженная зверствами версальцев разъяренная толпа явилась к тюрьме и потребовала расстрелов, то тюремное начальство за разрешением на все еще беспрецедентную акцию обратилось именно к Ферре - одному из руководителей аппарата общественной безопасности (впрочем, регулярные службы Коммуны к этому времени уже практически перестали существовать). По словам свидетелей, Ферре совершенно спокойно и без лишних слов подписал приказ, а когда толпа стала требовать выдачи на расстрел также архиепископа Дарбуа, Ферре столь же хладнокровно подписал "...и архиепископа".

И вот что же, как вы думаете, делает этот "железный человек революции", который только что подписал приказ о расстреле шести заложников, что он делает дальше? Город горит. Кругом хаос, ужас и разруха. Подожжено (возможно, по приказу самих же бланкистов, хотя это не было доказано) здание префектуры полиции, и огонь вот-вот перекинется на здание тюрьмы, откуда только что увели на расстрел шестерых заложников и в котором в это время находилось еще несколько сотен заключенных, ожидавших своей участи по самым разным обвинениям - от шпионажа в пользу Версаля до мелкой уголовки. Читать дальше?.. )

Правительство не разрешила выдать тела казненных ни Марии Ферре, ни семье Росселя, несмотря на их мольбы (предсмертное письмо Росселя я приводила здесь: http://naiwen.livejournal.com/1483490.html).
Осиротевшую Марию приютила и увезла из города семья Россель, связанная с ней общим горем. Сестры казненных: Сара и Белла Россель и Мария Ферре - никогда не вышли замуж.
raisadobkach: (Элегия)
продолжение. Начало см.:
http://naiwen.livejournal.com/1480505.html
http://naiwen.livejournal.com/1482706.html

читать дальше?.. )

26 ноября, вечер.

Я надеюсь, дорогие ои, что вы, тотчас же вслед за этим событием, вернетесь в Ним, а не останетесь тут горевать; дело в том, что люди обыкновенно бессознательно привязываются к месту своих страданий, так что если вы тут останетесь, то вам, пожалуй, трудно будет оторваться потом. В Ниме же, напротив, вы будете в дружеской среде, которая поможет вас перенести ваше горе. Если вы останетесь в Версале, то вид этих офицеров, этих судей, депутатов, которые будут продолжать отправлять свои должности, после того, как вы уже перестанете надеяться, - все это будет только раздражать вас, и вам еще труднее будет переносить свое горе. Все это, может быть, исказит чистоту и достоинство ваших чувств, отвратив вас от воспоминания о вашем сыне, и сожаление о нем обратив в ненависть и злобу против общества.
И так, устроив как можно скорее свои дела, возвращайтесь в среду ваших друзей; уезжайте даже еще скорее, поручив все ваши дела в Париже г.Пасса и г.Ларнаку. Прибавлю еще, что климат Нима хорош для отца и сестер, и я уверен, что он хорошо подействует на здоровье и развитие моей маленькой крестницы.
Похороните меня здесь. Вы так глубоко любите меня, что вам не нужно иметь памятник перед глазами для того, чтобы помнить обо мне; мне приятнее будет, если вы будете вспоминать вашего всегдашнего Лизе (уменьшительное имя от Луи: так звали родители своего сына - РД), вместо того, чтобы ходить на кладбище на мою могилу, вид которой скорее напомнит вам мои несчастия и мою казнь, чем мой характер и мою любовь к вам. Вспоминайте о моей жизни, а не о моей смерти.
К тому же вы, вероятно, и не получите дозволения перевезти мое тело, или поставить мне памятник, на что я смотрю, как на вещи, самые суетные в мире.
Я очень спокоен, дорогие мои, когда пишу вам эти строки. Если я страдаю, то только за вас, потому что на смерть, да еще на такую смерть, я иду добровольно. Я рассчитываю на вашу энергию и мужество: поддерживайте друг друга и не давайте горю овладеть собой. Каждый из вас нуждается в заботах всех остальных; сестрам моим я в особенности поручаю наших родителей и прежде всего моего милого, дорого отца.
Только тогда, когда я думаю о нем, слезы у меня навертываются на глазах: я знаю, как он добр, великодушен; я знаю, что любовь его тем сильнее, чем слабее она обнаруживается, и горько каюсь, что причинил ему столь великое горе. Если успею, то напишу отдельно к каждому из вас; но вы так прочно связаны между собой в вашей любви ко мне, что и я, в своей любви, не разделяю вас.
Бог да благословит и утешит вас, мои дорогие, лучшие друзья мои.
Я люблю вас.

Л.Натаниэль Россель."
raisadobkach: (Элегия)
В продожение темы:
http://naiwen.livejournal.com/1480505.html

Ну да, это мой любимый жанр - предсмертные письма, так что найдя источник, я не могла удержаться, чтобы не перепечатать здесь в сокращении. Довольно любопытно: Россель был расстрелян 28 ноября 1871 года, а буквально через несколько месяцев его написанные в тюрьме предсмертные письма и записки были опубликованы во Франции одним из друзей семьи, которому они достались. А в 1872 году (меньше, чем через год) в России был опубликован полный русский перевод этой книги. И сразу же запрещен цензурой! Но какой-то тираж успел выйти, и вот этот русский экземпляр 1872 года издания я держала в руках в Историчке и собственно с него сделала копию. Так что перевод того же времени.

Отрывки (полностью этот том в триста страниц).

Моим родным.

Суббота, 25 ноября 1871 года.

"Этот день, конечно, стоит того, чтобы рассказать о нем: это один из тех дней, в которые я наиболее страдал в моей жизни. С тех пор, как я покинул Коммуну, я пережил только один томительный, тоскливый момент: этот было в мае, когда я прятался в Париже... Одна из версальских газет напечатала против меня обвинительный акт, составленный так ловко, как будто он был прямо извлечен из фельетонного романа; в этом акте доказывалось, что я, при таких-то обстоятельствах, получил такое-то количество сотен тысяч франков с тем, чтобы предать г.Тьеру Париж. В первую минуту эта наглость горько поразила меня: я боялся, что не буду в состоянии очистить себя от этой клеветы. Но с тех пор, со времени моего ареста победителями, каждый фазис процесса, каждая попытка противников моих против меня все явственнее обнаруживали истинные черты моего характера; если теперь меня и приговорят к смерти, то ответственность за это падет на моих судей; они совершат убийство, наиболее опасное для них самих, для той политической системы, которой дорожат они, для их собственных детей.
Я очень спокоен в моей тюрьме, мало и редко задумываюсь о том решении, которое относительно меня будет принято.
Девять дней тому назад, собралась Комиссия помилования, и ее тайные, чуть не постыдные совещания окончились вчера.
Результат еще не известен, но по всему видно, что эти жалкие господа склонны к жестокости: люди, которые сами трусят - это самые страшные люди. Три дня тому назад писали, что меня и Ферре уже казнили" Читать дальше?.. )
raisadobkach: (Элегия)
Вот еще одно письмо, которого я раньше не знала - но раз уж я его нашла, я его здесь опубликую.
Сюжет связан с одним из самых трагических эпизодов истории революционного движения XIX века - восстанием на Кругобайкальском тракте. Собственно, по ссылке - основная предыстория и история Кругобайкальского бунта ссыльных в 1866 году. По итогам военного суда генерал-губернатор Восточной Сибири М.С.Корсаков (не самый худший чиновник своего времени) конфирмовал смертный приговор четверым - Н.Целинскому, Г.Шарамовичу, Я.Рейнеру и В.Котковскому.
Добавлю, что история политической ссылки в XIX веке знает несколько крупных заговоров, коллективных протестов и попыток восстания среди ссыльных - начиная с Заговора в Зерентуйском руднике (дело Сухинова), затем Омское дело (процесс Сероцинского и проч.), недораскрытый Оренбургский заговор, потом Кругобайкальское восстание, и уже много позже - Якутская и Карийская трагедии. Все эти истории (кроме Оренбургской) сопровождались человеческими жертвами - казнями, смертельными телесными наказаниями, самоубийствами.

Густав Шарамович - матери. Иркутск, 13 ноября 1866 года )

О самом Шарамовиче мы знаем мало. Родился в 1836 году в Житомире. Его дед, генерал русских войск, и отец, полковник, были разжалованы Николаем I в солдаты (возможно, за участие в Ноябрьском восстании, но четких указаний нет). Учился в Волынской гимназии, после окончания гимназии изучал историю, политическую экономию, музыку. Выступал как пианист. В 1860 году выехал в Киев, где завязал связи с университетской молодежью и стал членом студенческой гмины. В феврале 1862 года выехал в Радомысльский уезд Киевской губернии для подготовки восстания, а в апреле 863 года был революционным начальником в этом уезде. Восстание на территории Украины было очень быстро подавлено и не достигло таких размахов, как в Литве. Военным судом Шарамович был приговорен к 10 годам каторги. За попытку бежать из Киевской крепости путем подкопа срок каторги ему был увеличен до 15 лет. В Иркутск прибыл в 1865 году, был связан с конспиративной организацией Серно-Соловьевича (Красноярско-Канская революционная организация), готовившей общее восстание ссыльных в Сибири.
По тексту письма выше можно предположить, что в семье Шарамовичей были еще брат и сестра - которые, вероятно, к этому времени уже умерли (неизвестно, по какой причине).

Военный губернатор М.С.Корсаков о решении военно-полевого суда телеграфировал в Петербург, прося смягчить приговор. Из мемуаров Петра Кропоткина: "Он обещал нам не приводить в исполнение смертного приговора. Но, прождав несколько дней и не получив ответа из Петербурга, приказал свершить казнь. Ответ из Петербурга прибыл почтой через месяц! Ген-губернатору предоставили "поступить по собственному благоусмотрению!" (П.А.Кропоткин. Записки революционера).
В письмах к родным сразу после восстания М.С.Корсаков писал, что ему "выпала тяжелая доля произвести достойную кару виновным" и что "несколько человек неминуемо придется расстрелять". (Цит. по Н.П.Митина. Указ. соч.... стр.434)
Вот как описывал казнь очевидец, ссыльный З.Одживольский:
"15 ноября утром за Якутской заставою приведен в исполнение приговор. На месте казни на площадке было вкопано в недалеком расстоянии друг от друга 4 столба, а около них ямы. Место это было окружено войсками, а за ними стояла многотысячная толпа.
По Знаменской ул. происходило громадное движение пешеходов и экипажей. Вдруг народ заволновался - вдали показалась "позорная колесница", в ней стояли осужденные. Встретив колесницу, толпа народа пошла вслед за нею. По прибытии на место казни, осужденные сошли с колесницы. Их дожидался для последнего напутствия ксендз иркутского костела Шверницкий, когда-то ссыльный по заговору Конарского *. Он был бледен и руки его дрожали. Он подошел к Шарамовичу, который, видя нервное состояние ксендза, сказал:
"Отче, вместо того, чтобы нас подкрепить Божьим словом и придать нам мужество в последние минуты, ты сам упал духом и требуешь поддержания: рука твоя, которая должна благословить нас к отходу в жизнь вечную, дрожит! Успокойся и молись не за нас, а за будущее Польши! Нам все равно, где бы мы ни погибли за свое отечество - у себя ли дома, или в изгнании: мысль, которая была всегда нашей звездой, не умрет и после нам. Вот что нас подкрепляет и утешает".
Сказав это, Шарамович обнялся с остальными товарищами, стоявшими неподалеку, в отдельной группе, принял благословение от трепещущего ксендза и затем подошел к одному из врытых в землю столбов.
Палач надел на него смертную рубаху, Шарамович, сняв с головы шампку, бросил ее вверх и воскликнул: "Еще Польска не згинела".
Вскоре раздался роковой залп... Многотысячная толпа дрогнула: послышались крики и громкий плач. Трое казненных сразу опустили голову на грудь, а Шарамович начал биться: он был только ранен. Тогда последовал в него ружейный выстрел в упор" ("Сибирский архив, Иркутск, 1911)

* На самом деле Кшиштоф Швермицкий (или иногда Шверницкий) был сослан не по делу Конарского, а позже в 1846 году за хранение и передачу запрещенной литературы; с 1856 до 1885 года был настоятелем Иркутского костела: при нем было построено новое здание костела, установлен орган. Шмермицкий вел активную общественную деятельность в городе, оказывал помощь множеству ссыльных (в частности, дал приют при костеле престарелому декабристу Выгодовскому). По некоторым данным, Швермицкий сам был связан с подготовкой Кругобайкальского восстания, но на следствии это не было доказано.

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Элегия)
Константин Гаврилович Неустроев - товарищам. Иркутск, ночь с 8 на 9 ноября 1883 года

Прощайте, братья-друзья! Спать не хочется. А скоро, скоро конец. И хуже всего — не уверен. Незаслуженно умираю,—вот что обидно. Обнадеживают: «Завидный жребий!» Говорят: «Это только политическая смерть». А гроб уже готов — священник сказал.
От причастия отказался, просил крест принести. Символ страдания: он заменит вас и все, все дорогое. О, дай боже, пусть дойдет до вас письмо.
Знаете ли, даже не верится — так все кажется странным. Муки мои, дойдут ли они до вас?..
Братья! Простите мои слабости: не всякому дано. Я был простой работник, но не изменил святыне знамени. Я верю ему, знаю — победоносно водрузится оно!..
Я хотел жить и даже просил... Но рок уже готов поразить. Просил смотрителя попрощаться с вами (1) —отказал. Мысленно у вас. У вас тишина, ни звука. Прощальный, последний привет!..
Просил, раскаивался вот почему: в обвинительном акте не поместили фактов, сообщенных в моих показаниях, отказали послать царю ходатайство о том, чтобы дело было представлено ему. Не хотелось, не хочется умирать за неосмысленный рефлекс.
Каким бодрым сегодня встал было! Так жизнь и била ключом! Ожидал свидания с братом жены (2), но его не оказалось в городе, а свидание дозволили, и вместо него пришел священник. Как дешева наша жизнь!.. Рад одному: пуля смоет все нечистое во мне. Вы примите меня в свое лоно! Еще одно слово: все, что Урсик (3) говорил, писал— исходило от чистого -сердца. Пусть будет это моим последим словом.
И жаль, и не жаль такого конца... Горе, горе мое... даю тебя добрым сердцам. И хочется, и не хочется спать. Жаль на бессознательное тратить миг остающийся.
Прости, родина! Цвети, красуйся! Прими эти пожелания от чистого сердца.

Далее комментарий и примечания... )

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Элегия)
Хотя 13 июля некоторые уже отмечали… дату известного события, тем не менее в голове у меня как-то с юности отложилось, что правильнее отмечать 25 июля (а сейчас уже, наверное - 26 июля, но я давно и традиционно привыкла к 25 июля). А также заодно можно считать это подарком Любелии на День Рождения.
Итак, поскольку в сети нет полного текста этого письма (а Н.Эйдельман в своей книге приводит текст с купюрами), то есть что-то правильное в том, что именно сегодня я размещу текст здесь в рамках цикла «Проект «Письма». И да, полной биографии персонажа я писать не буду, уж извините – всех интересующихся отсылаю к той же книге Эйдельмана и другой научно-популярной литературе. Поэтому только самый минимум комментариев.

Сергей Муравьев-Апостол – брату Матвею, в ночь с 12 на 13 июля 1826 года )

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Элегия)
Начало см.здесь: http://naiwen.livejournal.com/1038875.html

Текст еще одного письма Квятковского к сестре Юлии сохранился благодаря В.Н.Фигнер (также член Исполнительного комитета "Народной воли"). Во время процесса 16-ти Вера Фигнер жила на общественной квартире, хозяевами которой были члены ИК А.П.Корба и М.Р.Ланганс. Во время суда туда доставлялось все, что судившиеся передавали через защитников и родных. Фигнер переписала 7 писем к себе в тетрадь от руки. Вот текст этого письма Квятковского... )
raisadobkach: (Элегия)
Хотя получилась большая публикация в двух частях, рекомендую интересующимся прочитать целиком вместе со всеми комментариями, потому что там - увидите - много интересных судеб в самой этой семье и вокруг нее, и как обычно в русской истории все очень причудливо переплетается...

Александр Александрович Квятковский - родным, 23-31 октября 1880 года )

См.также продолжение - еще одно письмо Квятковского с комментарием

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Элегия)
...Я не знала о существовании этого письма и не планировала его к публикации в рамках проекта. Отчасти потому, что как уже говорила, период "между" (1820-ми и 1860-ми) знаю слабо. То есть я знала о существовании и судьбе персонажа, но о том, что имеется письмо в жанре "ночь перед казнью", не подозревала. Письмо выпрыгнуло на меня, неожиданно, в собственной квартире (оно, оказывается, ждало меня там), когда я всего лишь хотела поставить книгу на полку. Саму эту книгу - записки Н.В.Берга - я в свое время читала, но читала в последний раз в сети. И забыла о кем-то мне подаренном бумажном экземпляре, и не подозревала о том, что в изданной книге есть документальные приложения.
Разбирая книжные завалы, я пролистала издание - и оглавление...

В настоящий момент я не могу сделать к этому письму полноценный комментарий, мне не хватает знаний, деталей ситуации (когда-нибудь я это восполню). Но и без комментария - прочтите. Просто прочтите, это удивительное человеческое свидетельство.
Краткую же информацию о персонаже можно найти в интернете, хотя бы и в Википедии

Шимон Конарский - матери и брату. Вильно 15 (27) февраля 1839 года )

Опубликовано в книге: Н.В.Берг. Записки о польских заговорах и восстаниях 1831-1862. М., 2008 (репринт издания 1873 года)

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Элегия)
Впервые опубликовано в газете "Народная воля" (нелегальное издание), N 1, 1 октября 1879 года. Повторная публикация: Литература партии "Народная воля", М., 1930, стр.5

Мои друзья!

Мне, конечно, не хочется умереть, и сказать, что я умираю охотно, было бы с моей стороны ложью; но это последнее обстоятельство пусть не бросает тени на мою веру и стойкость моих убеждений: вспомните, что самым высшим примером человеколюбия и самопожертвования был, без сомнения, Спаситель; однако и он молился: и да минует меня чаша сия". Следовательно, как могу и я не молиться о том же? Тем не менее и я, подобно ему, говорю себе: "Если иначе нельзя, если для того, чтобы восторжествовал социализм, необходимо, чтобы пролилась кровь моя, если переход из настоящего строя в лучший невозможен иначе, как только перешагнувши через наши трупы, то пусть наша кровь проливается, пусть она падет искуплением на пользу человечества; а что наша кровь послужит удобрением для той почвы, на которой взойдет семя социализма, что социализм восторжествует и восторжествует скоро, - это моя вера! Тут опять вспоминаю слова Спасителя: "Истинно говорю вам, что многие из находящихся здесь не вкусят смерти, как настанет царствие небесное", - я в этом убежден, как убежден в том, что земля движется. И когда я взойду на эшафот и веревка коснется моей шеи, то последняя моя мысль будет: "и все-таки она движется, и никому в мире не остановить ее движения!".

P.S. Специальное послание к *** 1)

Если ты придаешь какое-либо значение моей воле, если считаешь священным мое последнее желание, то оставь всякую мысль о мести: "прости им, не знают бо, что творят". Это также знамение времени: ум их помутился, они видят, что скоро настанет другое время, и не знают, как отвратить его. Еще раз прошу тебя, оставь всякую мысль о мести!

Историческая справка )

P.S. В рамках рубрики "Проект "Письма" публикуются предсмертные письма (дневники, записки и др.) осужденных по политическим процессам в Российской Империи в период с 1826 по 1889 годы.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
между прочим, на редкость... ммм... актуальный текст

(Все подчеркивания в тексте - авторские в оригинале Р.Д.)

В Евангелии, принадлежавшем моему брату, после его казни нашлась следующая запись (эта фраза рукой Матвея – Р.Д.)

Намерение – вот единственное, что определяет виновность. Действия как действия ничего не доказывают, так как можно сделать много зла с самыми чистыми в мире намерениями и произвести величайшее добро с намерениями совершенно превратными. Настолько верно, что именно намерения, а не вытекающие из них действия, составляют виновность – что это делает долг судьи слишком трудным, и единственное, что должно быть в его характере - это свобода от мелких злобы и страстей, гарантии беспристрастности, правды и мужества; но с другой стороны он должен обладать достаточно развитым умом, чтобы уметь проникать, насколько возможно, в намерения обвиняемого сквозь серию установленных действий; и даже эта произвольная власть судить дела и намерения показалась настолько непомерной и вне человеческих сил, что существуют страны, где разделили судопроизводство между судом присяжных и судьями, из которых первые являются в чистом виде судьями намерений, а вторые не более чем исполнителями закона. Эти размышления многим покажутся совершенно бесполезными глупостями. Для судопроизводства же, как его понимают, все намного проще – это поистине ложе Прокруста: подходит по росту ко всем, кого на него укладывают, естественным ли образом или нет, не все ли равно? Следует ли однако из только что развитого нами размышления, что поскольку намерения каждого известны только ему самому, хорошее судопроизводство должно призывать всех обвиняемых давать свидетельства против самих себя? Без сомнения, нет! Поскольку немного людей имели бы смелость к искреннему признанию, и можно даже сказать, что наиболее невинные и чистые скорее сознавали бы себя виновными и осуждали, нежели наиболее испорченные. Но из этого следует, без противоречия, что приговоры людей все погрешны, шатки и приблизительны; чем они решительнее – тем более они плод ничтожества и лени и тем ближе они соседствуют с заблуждением; великая ответственность лежит на плечах всех судей; эта ответственность находится в прямой зависимости с благоразумием той власти, которая дана судье, и, следовательно, прощение, милосердие и любовь должны быть основными принципами приговоров не только наиболее благородных, но также наиболее мудрых и глубоких. И здесь мы возвращаемся к морали Евангелия – книги божественной, книги глубокой, слишком мало понятой, которая в началах своих подходит ко всякой правде и к которой всегда возвращаются, размышляя глубоко обо всем, что удерживает человека. Эта книга нам также провозглашает великий приговор, исправляющий все прочие приговоры. Она провозглашает, что однажды наш Божественный Спаситель (единственный непогрешимый Судья, поскольку, испытуя сердца, Он судит действия по намерениям) придет, окруженный всей славой, воздать каждому по его делам; но она нам также возвещает снисхождение в Его всемогуществе, полном любви и милосердия, безжалостном только к злонамеренности и эгоизму. Будем же все надеяться и бояться этого дня, который обнажит намерения каждого!

(далее в другой день и заметно другим почерком – Р.Д.)
И время моего отшествия наста. Подвигомъ добрымъ подвизахся, течение скончахъ, веру соблюдохъ. (эта фраза в тексте по-русски – Р.Д.) (затем то же по-французски, здесь я использую Синодальный перевод – Р.Д.) Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил (Послание Апостола Павла Тимофею, глав.IV).
(далее по-русски с новой строки – Р.Д.) Писано в крепости после объявления смертнаго приговора.
raisadobkach: (Элегия)
Я должна объяснить.
Да, много лет - до института, в институте, после института, я увлекалась (слово какое-то неловкое) историей революционного движения в России - начала с декабристов, потом интересовалась и более поздними периодами, до "Народной воли" включительно. А документы, которые приводятся ниже - я их собирала для своей несостоявшейся дипломной работы. Работа должна была называться примерно так: "Предсмертные письма революционеров: опыт публикации". Это письма, написанные людьми, осужденными по политическим процессам в Российской империи с 1826 по 1889 год, накануне казни - иногда за несколько дней, иногда за несколько часов доя смерти. Всю эту подборку я собирала по разным старым малоизвестным публикациям, архивам, и должна была снабдить подробным комментарием. На дворе был 1989 или 1990 год, и к этому времени слово "революционер" уже было неприличным, а попытка написать что-либо о революционном движении в сочувственном ключе - моветоном. В 1990 году я по личным причинам ушла из института, через год перевелась на заочный и переменила тему диплома.
... А подборка сохранилась частично. Часть текстов утеряна, к другим утеряны либо переводы, либо комментарии. Прежде я не думала публиковать это как-то в ЖЖ или где-либо еще; но пару дней назад мне попалась на глаза дискуссия, в которой, в числе прочего, давно казненный человек обвинялся на основании текста своего предсмертного письма в "политическом лицемерии". Меня это настолько... глубоко возмутило, что я поняла, что должна ответить на это нелепое и стыдное обвинение хотя бы как-то заочно. Тогда я вытащила свою подборку.
... Ниже - цитаты. Только цитаты из писем. Я убрала имена, авторов, адресатов, даты, я перемешала кусочки из разных и одних и тех же писем, сделав перекличку голосов. Они очень разные, эти письма, как и эти люди - разное время, разные характеры, разный уровень образования, разные политические взгляды, разные обстоятельства. Они пишут в разные адреса: чаще родным, близким - родителям, братьям, женам, порой - товарищам, соратникам по партии, а кто-то "народу", "рабочим", "мужикам", а кто-то - императору. Одни пишут короткие записки, другие - длинные художественные тексты. И во всех этих письмах, тем не менее, есть нечто неуловимо общее: это предстояние человека перед лицом Вечности...
... Я не являюсь сторонником революционных убеждений. Я вообще не являюсь ни левой, ни правой, ни зеленой, ни красной. Но у меня не поднимается рука, чтобы осудить людей за их пронзительную искренность и страстную жажду правды. За то, что они имели мужество пойти за свои убеждения на эшафот - в то время как мы сегодня за свои убеждения имеем только мужество трындеть в интернете. За то, что они жили, боролись, страдали, ошибались и платили страшной ценой за свои ошибки.
Я понимаю, что я никому ничего не докажу этой публикацией. Что по-прежнему будут бездумно и злобно писать о "кровавых выродках", "политических оборотнях и лицемерах", "асоциальных неудачниках" и тому подобное.
Но все-таки - вы вчитайтесь. Читайте подряд или частями, потому что подряд это читать тяжело. Все, за что можно было заплатить, за все свои ошибки реальные и мнимые и реальные даже преступления - эти люди уже заплатили.
Этот счет закрыт. Пожалейте. Помяните. И - простите.

Человек перед лицом вечности )

... И об упокоении: Александра, Александра, Альберта, Андрея, Валериана, Владимира, Ипполита, Константина, Константина, Льва, Николая, Николая, Николая, Павла, Сергея, Сигизмунда, Соломона, Софии, Станислава, Тита, и всех других, здесь не упомянутых.

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:28 am
Powered by Dreamwidth Studios