raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
...Эту историю я буду рассказывать с двух сторон - с польской и французской. Потому что оно вот так вот интересно переплелось. Потому что старый лозунг "За вашу и нашу свободу" был вновь поднят здесь, высоко во французских Альпах, во время разыгравшейся трагедии в 1944 году. Но начнем мы с самой обычной справки из Википедии - описания места действия.

"Веркор (фр. Massif du Vercors) — горный массив в Предальпах.
Массив Веркор расположен на юго-востоке Франции на территории департаментов Дром и Изер. Высшая точка — 2341 м (Гран-Веймон). Массив включает в себя несколько хребтов и горных плато. Скалы Веркора на востоке возвышаются над Греноблем. Также в горах расположена крупная система карстовых пещер.
От Альп (Альпы Дофине) Веркор отделён долинами рек Драк и Изер.
Во время оккупации Франции в 1944 году на территории массива существовала партизанская Свободная республика Веркор".



"Здесь начинается страна свободы". Историческое фото. 1944 год

Читать дальше?.. )

Продолжение см. здесь: http://naiwen.livejournal.com/1639630.html
raisadobkach: (девятнадцатый век 1)
...или еще раз про удивительное сплетение человеческих судеб.

Ян Непомуцен Мекарский был двоюродным братом последнего польского короля - Станислава Августа Понятовского. Он участвовал в Ноябрьском восстании, после поражения которого эмигрировал во Францию и там женился на француженке, по происхождению из мелких дворян. В тихой французской провинции родилось у них двое детей - Поль (или Паулина) и Луи (или Людвик). Интересна судьба этих племянников короля Понятовского. Читать дальше?.. )
raisadobkach: (Default)
Как известно, в Российской империи суды по политическим процессам любили выносить приговоры "с запасом". Чтобы всегда была возможность для проявления монаршего милосердия. То есть приговаривают, например, "к смертной казни отсечением головы" три десятка человек, а потом добрый государь - раз и заменил на вечные каторжные работы. Ну а четвертование можно милостиво заменить на повешение.

И при этом в ходе баллотировки, так сказать, самих этих приговоров судьи дают полную волю своей фантазии. Особенно в первой половине 19 века - когда процесс, так сказать, еще не отлажен и не формализован, действует одновременно куча архаичных законов и есть возможность резвиться с формулировками. Мышь в своем посте про Оржицкого на днях приводила примеры формулировок в баллотировочных листах Верховного уголовного суда (к сожалению, я с работы не могу дать ссылку на жж, ну может кто-то кинет в комменты). И вот всегда интересно, вот эти почтенные старцы, которые старательно выводят на листках "казнить лютою казнию", "четвертовать, а потом колесовать" (или наоборот, не помню) и подобное - они, когда пишут, все-таки рассчитывают на то, что приговор будет смягчен и понимают это, или они вот прямо-таки так и видят очами своей души, как со злодеем-преступником проделывают все вот это, что они тут понаписали? Ужасно интересна эта людская психология.

Но есть еще одна любопытная психологическая вещь в этом вопросе, о которой обычно не говорят. А именно - заочный приговор. Человека можно заочно приговорить к смертной казни, даже если он находится вне досягаемости, так сказать, правосудия. Например, по процессу декабристов был заочно приговорен к "отсечению головы" (то есть по первому разряду) уехавший еще несколько лет назад в эмиграцию Николай Тургенев (а в чем таком особенном виновен эмигрант Тургенев, почему его юридически приравняли к людям, которые вывели полки на площадь и непосредственно занимались подготовкой вооруженного восстания? Вероятно, злополучное совещание 1820 года ему ставили в вину).

Ну вот. А теперь представьте себе - Ноябрьское восстание. После поражения восстания тысячи народа успели уйти в эмиграцию. А потом их заочно судят Верховным уголовным судом и суд выносит приговоры: несколько десятков человек к четвертованию, несколько сотен человек - к "отсечению головы". Заочно. Конфирмации не последовало. Причем это тоже уже, так сказать, окончательные формулировки - а интересно, в процессе баллотировки чего там еще понаписали и сколько при этом удовольствия получили господа судьи?

И вот интересно, я обнаружила, что это была не единственно российская такая практика. Например, после поражения Парижской коммуны версальские военные суды развлекаются точно таким же способом. Куча народа успела смыться в эмиграцию - кто в Англию, кто в Швейцарию, кто в Бельгию. Но их судят военным судом и очень серьезно так выносят смертные приговоры. Кто более виновен - того на гильотину. Ну а менее виновных - банально к расстрелу. Заочная гильотина, бугага.
raisadobkach: (девятнадцатый век 1)

Трагично сложилась судьбы двух польских эмигрантов – Адольфа Розвадовского и Михала Швейцера, расстрелянных в Париже версальцами в дни Кровавой недели «по ошибке». «Одним из самых ужасных эпизодов была казнь Розвадовского и Швейцера», - писал в своих воспоминаниях Владислав Мицкевич (сын поэта, проживавший все время в Париже и бывший свидетелем событий).

Вот как рассказывает про этот эпизод уже известная нам Луиза Мишель:
«В ночь на 26-е мая в доме номер 52 по бульвару Пикпюс сидели за чаем два старых поляка, поселившихся в Париже еще с эмиграции 31 года. Старики рассказывали друг другу о событиях дня, в которых, по возрасту, уже не могли принимать участия. Будь иначе – они, несомненно, оказались бы на стороне версальцев, среди которых находился любимый племянник одного из них по имени Швейцер; другого старика звали Розвадовский. Приятели знали, что регулярная армия, где племянник служил лейтенантом, уже завладела этой частью города, поэтому они решили поставить на стол еще третью чашку: в надежде, что молодой человек, быть может, забежит к ним.
Пока старики мирно беседовали за своим чаем, к дому подошли солдаты, и – как всегда делали – стали допрашивать консьержа; тут же был и офицер.
В квартире, рядом со стариками, помещались еще двое жильцов. Они были сторонниками Коммуны и все время прислушивались к разговору поляков – боясь, как бы те на них не донесли.
- Нет ли у вас здесь иностранцев? – спросил офицер у консьержа.
- Да, господин офицер, - ответил тот почтительно, - у нас в номере 5 живут двое старых поляков. Read more... )

raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
Еще одна из самых трагических судеб XIX века. Речь идет об уже неоднократно упоминавшемся Омском деле или Омском заговоре.
См. в частности:
История доктора Ксаверия Шокальского: http://naiwen.livejournal.com/1070872.html
История братьев Головинских: http://naiwen.livejournal.com/1037864.html
О приговорах по Омскому делу и по делу о побеге с Александровского завода: http://naiwen.livejournal.com/1031294.html

Напомню, о чем идет речь. В 1833 году группа политических ссыльных, сосланных за участие или поддержку Ноябрьского восстания в Западную Сибирь, попыталась организовать массовый побег или восстание ссыльных. Основная часть предполагаемых заговорщиков была родом с Волыни или в момент восстания проживала на Волыни и их участие в восстании было связано с деятельностью партизанского отряда Вильгельма Головинского (Холовинского), бывшего уездного предводителя дворянства Овручского уезда Волынской губернии. Во всем этот деле этот момент – один из самых интересных и мало кем отмеченных. Дело в том, что Вильгельм Головинский – родной брат Павла Головинского, бывшего члена Общества Соединенных славян, принятого в Общество самим Петром Борисовым. Известно и то, что Петр Борисов в трагические дни конца декабря 1825 года-начала января 1826 года, пытаясь организовать восстание для помощи Черниговскому полку, послал письмо Вильгельму Головинскому, призывая его поднять на восстание местную шляхту. В тот момент, как известно, ничего из этого не вышло.
Благодаря сдержанным показаниям Петра Борисова на следствии Вильгельм Головинский не был привлечен к следствию, а Павел Головинский отделался несколькими месяцами заключения в крепости и переводом в другую часть под тайный надзор.

Преамбула. Свободные Соединенные Штаты Сибири )

Раздутое следствие велось почти три года. Две назначенные следственные комиссии не приняли никакого решения; третья комиссия была прислана из Петербурга и довела следствие до конца. Серочиньский, находившийся в тюрьме, долгое время не сознавался ни в чем. При этом он отрицал авторство своего дневника и заявил, что «он не вынашивал намерения какого-либо бунта… как и не имел необходимости никуда бежать, поскольку был совершенно удовлетворен своим положением и отношением со стороны руководства, кроме того, у него были надежды на помилование и скорое возвращение на родину». Однако после того, как начал давать показания Ксаверий Шокальский, который также был причислен к главным заговорщиками, Серочиньский был вынужден признать некоторое факты – в том числе о том, что первые разговоры о побеге из ссылки он с товарищами вел уже по пути в Сибирь, и что в Омске он тоже не прекращал обдумывать перспективы побега. «Намерение идти в Бухару проистекало из тяготившего меня отсутствия привычки к новому званию», - признавался он в одном из показаний. «Я учил татарский язык, - показал он наконец, - чтобы в случае успешного побега легче было договориться», подготовил «записку об азиатских народах, граничащих с Сибирью», в качестве учителя географии собирал необходимые карты. Однако какие-либо детальные планы побега Серочиньский сообщить отказался и не признался в том, что заговорщики планировали оторвать Сибирь от России. В тюрьме он не пал духом, записывал молитвы и патриотические стихи, проникнутые горячей ненавистью к самодержавию.

Продолжение: http://naiwen.livejournal.com/1453030.html
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
стих "На взятие Замостья" я, кажется, уже публиковала.
А вот еще образчики, все взяты из газеты "Русский инвалид".

Раненый Русский воин (в газете от 8 сентября 1831 года)

Под зеленою ракитой
Русский на поле лежал,
И к груди штыком пробитой
Медный крест свой прижимал Читать дальше?.. )

Как вам стиль, а?
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
это я в свое время писала такой вот пост, про то, что войны первой половины девятнадцатого века не предполагали расчеловечивание противника, и это очень заметная разница: http://naiwen.livejournal.com/1068474.html

А это небольшая цитата в качестве иллюстрации, которую я давно собиралась запостить. Из мемуаров Леона Сапеги, участника Ноябрьского восстания.
(Речь здесь идет тоже об очень хорошем человеке - князе Романе Сангушко, о котором я вот тут в свое время чуть-чуть писала: http://naiwen.livejournal.com/1034259.html)
"Коренные русские питают к своему государю и своей родине такую привязанность, какой нельзя было бы ожидать от мало культурных людей. В Замостье заболел слуга Романа Сангушки. Он взял для прислуживания и ухода за лошадьми москвича-драгуна из числа пленных. Так как он оказался очень порядочным человеком, Сангушко пожелал оставить его у себя и заказал для него приличное платье. Когда мы собирались покинуть Замостье, к Роману явился этот слуга в оборванной русской солдатской шинели, с новой ливреей на руке и сказал: "До тех пор, пока вы оставались в крепости и не сражались против нас, я мог служить вам. Но теперь, когда вы идете сражаться против русских, я не могу больше служить вам. Возвращаю подаренное мне платье". Роман стал убеждать его остаться у него. "Рвзе тебе не хорошо жилось у меня?" - "Никогда в жизни я не чувствовал себя таким счастливым, как во время моего краткого пребывания у вас, но долг не позволяет мне оставаться здесь дольше. Отправьте меня к пленным". Роман вынужден был исполнить его просьбу и еле уговорил его взять себе сшитое для него платье. Это был прекрасный пример самоотвержения".

Как вам такие военные отношения, а?
А вот, для контраста, как выглядит следующее Январское восстание спустя всего лишь тридцать лет в описании в целом достаточно адекватного и неангажированного свидетеля: http://naiwen.livejournal.com/1243730.html
Почувствуйте, как говорится, разницу, и насколько за тридцать лет изменился "градус расчеловечивания".
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
...меня поздравили угадайте, с чем?.. )

Желающие тоже могут меня поздравить с годовщиной :))

(думала, запирать ли пост на замок и решила ради эксперимента не запирать. Но про "счет от мясника" в комменты не надо, пожалуйста, на эту тему все уже сказано).
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
...вот эту справку я тоже подготовила для игры "Петровский завод", и пока что для начала выкладываю у себя в жж. В общем, разумеется, никаких исторических америк тут не открыто, это просто справка, более-менее грамотная компиляция. Но раз уж я ее составила, пусть тут тоже будет. Также редактировали Кеменкири и Сули.
Понятно, что в три страницы текста нельзя впихнуть то, о чем пишут монографии.

В соответствии с решениями Венского конгресса 1815 года территория бывшего Варшавского герцогства была передана Российской империи. На этих землях было создано автономное Царство Польское, Александр I стал царем польским. В 1818 году он торжественно даровал Польше Конституцию, по тем временам достаточно либеральную и в некоторых отношениях даже превосходившую ранее принятую собственно польскую конституцию 3 мая 1791 года. Царство Польское было автономным, законодательная власть в нем принадлежала Сейму, судебная власть объявлялась независимой. Декларировалась свобода печати и неприкосновенность личности. Царство Польское имело собственную отдельную армию, ее главнокомандующим стал Великий князь Константин. Император в первые годы неоднократно обещал, что соединит в рамках конституционного королевства все земли, ранее отторгнутые Российской империей от прежней Речи Посполитой. Польское общество, уставшее от полувека почти непрерывных войн, первоначально искренне приветствовало новую власть – пришедшую, казалось, с лучшими намерениями.

Однако Александр I вскоре охладел к либеральным идеям своей молодости... )

(послесловие за кадром событий)

После поражения восстания автономия Царства Польского была аннулирована, конституция упразднена. Царство стало частью Российской империи (некоторые остатки автономии сохранялись до 1863 года). Паскевич, командовавший войсками при подавлении восстания, был назначен наместником Царства и установил там жесткий военно-полицейский режим. Были закрыты Варшавский и Виленский университеты, началась русификация системы образования в Польше и Литве. Начались также гонения на католическую церковь, было закрыто множество монастырей, несколько лет спустя в 1839 году в литовских и белорусских губерниях было одномоментным решением упразднено униатство. Армия Царства Польского была расформирована, а ее бывшие солдаты и офицеры переведены на Кавказ, на Оренбургскую линию, в арестантские роты и др. Около 20 тысяч рядовых участников восстания было сослано в Сибирь на каторгу и поселение. Большинство лидеров и идеологов восстания, а также многие деятели культуры (Шопен, Мицкевич etc.), оказались в эмиграции (чаще во Франции), где в дальнейшем организовали многочисленные политические группировки, часто враждующие между собой. Трагически закончилась также попытка радикального крыла эмиграции поднять новое восстание в 1833 году с помощью засланных на территорию Российской империи партизанских отрядов (так называемая «экспедиция Заливского»): несколько человек было казнено, сотни и тысячи оказались в Сибири. Неудачей закончились и все последующие попытки создания конспиративных организаций.
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
С согласия Натали вывешиваю здесь статью, написанную мною для исторического загруза на игру "Петровский завод" (в сообщество самой игры пока не вешаем, так как там сначала будут вывешиваться другие материалы, а это раз уж я уже написала, повешу у себя)
Две краткие ремарки вначале: здесь не рассматривается откровенно официозная правительственная пропаганда (там, в общем, об этом и сказано) и откровенно графоманские вирши тоже не рассматриваются (хотя их есть у меня). И второе, я в статье не цитировала "Клеветникам России", так как исходно предполагается, что народ у нас все-таки грамотный и эти стихи Пушкина и так знает. Я цитирую много других стихов, в том числе другое стихотворение Пушкина и менее известные стихи разных авторов.

Русское общество и восстание 1830-1831 годов

Необходимо оговорить сразу: абсолютное большинство русского общества осуждало восставших и поддерживало подавление восстания. Причин этого было много. Польша и Россия часто воевали друг с другом на протяжении многих веков. Древние войны могли бы забыться, но недавние события «освежили» массовое сознание и укоренили представления о «вечном недруге»: в памяти общества закрепилось то, что поляки в массе своей воевали на стороне Наполеона, причем по имеющимся мемуарам отмечено, что именно поляки чаще других творили бесчинства в захваченной Москве и др. Интересно, что французы (сами по себе как нация, вне военных действий) не вызывали такой негативной реакции, так как воспринимались как честный военный противник, а вот «коварство» поляков, по мнению многих, «ударивших в спину», вызывало неприятие – и тот факт, что император своих мятежных подданных простил и даровал им такие права, а они снова восстали, вызывал еще бОльшее неприятие. У многих – причем в первую очередь именно у «условно-либеральной» части общества – обиду и непонимание вызывала конституция, дарованная Царству Польскому, в то время как собственно Россия конституции так и не получила. Поляки при этом рассматривались в качестве «неблагодарной» нации, которой были дарованы права большие, чем всем остальным жителям империи, и они при этом еще оказались недовольны. О том, что конституция в ЦП постоянно нарушалась, в России в то время знали лишь немногие (естественно, об этом не писалось ни в каких подцензурных газетах); и в целом контакты между польским и русским обществом в то время были еще поверхностными и эпизодическими – поэтому, не зная подробностей, многие в России не могли понять причины недовольства. читать дальше?.. )

(в качестве недописанного послесловия можно отметить, что несмотря на такого рода указанные разногласия, это не мешало впоследствии в сибири польским и русским политическим ссыльным жить душа в душу, дружить, общаться и всячески помогать друг другу. Но это уже другая тема)
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
Московские записки (речь идет о том, что император с супругой изволили посетить Москву, вскоре после окончания польской компании)

Зацените слог и стиль... )

В этом же номере опубликованы патриотические стихи.

На взятие Замостья... )

Автор некто Я.Папкович. 22-го октября 1831 года.

(А вы говорите - Пушкин, "Клеветникам России". Вот как надо патриотические стихи-то писать! Какие рифмы, "давно-гнездо", "боях-слезах", "Царя-вождя", ммм...)
raisadobkach: (Осторожно - злая собака)
спецвыпуск, посвященный Николаю нашему Павловичу. Прямо как к дате подгадала: вообще-то мне весь этот номер был, конечно, не нужен (я одну конкретную статью искала), но заодно полистала остальное. БОльшая часть номера, как ни сложно догадаться, выдержана либо в пафосно-верноподданных тонах, либо в деликатно-сомневающихся (мол, конечно, нельзя мазать все одной черной краской, личность и эпоха сложные, противоречивые - в таком тоне, между прочим, небезызвестный Мироненко отметился).

Но я даже не об этом. В числе прочего в журнале есть вот такая статья.
Олег Айрапетов, кандидат исторических наук (вот он, кстати: действительно кандидат наук).
"Как восстание войной обернулось: польский мятеж 1830-1831 годов: истоки и начало"

Это, очевидно, о Ноябрьском восстании - в слащаво-верноподданном ключе и все такое. Но. Как я говорю, да Бог с ними, с политическими взглядами, пишите с каких угодно позиций, только грамотно пишите.
Однако - внимание, вопрос! - кто может ответить, почему нижеследующий абзац сразу вызывает сомнения в компетентности и/или добросовестности автора статьи?

"В России жило 54.5 процента всех поляков (в Австрии - 28.95%, в Пруссии - 17.05%), по отношению к остальному населению империи они составляли 6 процентов. Большая их часть проживала в границах царства Польского, население которого быстро росло - с 2,717 млн (1815) до 4,137 млн (1830). Почти в два раза, с 80 тысяч в 1814-м до 150 тысяч в 1829-м, выросло и население Варшавы. 73% населения Царства составляли поляки, в то же время в Правобережной Украине их проживало только 6 процентов, а в Белоруссии и Литве - 5 процентов".

Итак, ваши версии - что здесь не так?
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
Как многие помнят по материалам, которые я тут публиковала в течение прошлого года, я неравнодушна к Петру Высоцкому. Поэтому хочу выложить здесь вот такую песню Качмарского. Текст песни написан в 1978 году. В клипе на фотографиях слева - Качмарский, справа - соответственно - Высоцкий. Не перепутайте :)



Оригинальный текст Качмарского: http://www.kaczmarski.art.pl/tworczosc/wiersze_alfabetycznie/kaczmarskiego/s/starosc_piotra_wysockiego.php

Подстрочный перевод и исторический комментарий )

Еще несколько комментариев к песне Качмарского, относящихся уже собственно к Петру Высоцкому. Образ Высоцкого в старости, нарисованный Качмарским, вряд ли соответствует реальному образу Высоцкого, как его можно прочесть из документов. «Словно в каждом видел врага или предателя» - Высоцкий, как мы видели, был человеком очень добрым и простодушным, и хотя он, действительно, «не вписался» (как сказали бы сейчас) в жизнь на родине после амнистии и с годами все более отдалялся от людей, однако ни из чего не следует, что его отличала подобная маниакальная подозрительность – наоборот, в немногих сохранившихся письмах он пишет о тяжелом опыте своей жизни с благодарностью к окружавшим его людям.

«Когда должен отмечаться каждый месяц» - в первые годы после амнистии Высоцкий должен был ежемесячно отмечаться в полицейском управлении, для чего ходил каждый раз пешком по двадцать с лишним километров. Позднее контроль был сначала ослаблен, а затем отменен.

«Тремя ударами срубал дерево
И смеялся - это масло, не пень -
Мы рубили пни, смерзшиеся в камень,
С теми, кто остались в снегах» - Качмарский явно смешивает (возможно, впрочем, сознательно) царскую каторгу и сталинский лесоповал. В Акатуе, где Высоцкий оказался после неудачной попытки побега, он работал на свинцово-серебряном руднике – что, в общем, едва ли не хуже лесоповала (это опять к вопросу о том, «как они все хорошо жили на царской каторге» - впрочем, в данном случае Высоцкому сильно не повезло, а тех государственных и политических преступников, которые оказались на физически тяжелых работах, было, действительно, не так много, второй наиболее очевидный пример – первая восьмерка декабристов в Благодатском руднике).

Как видите, про всего одну короткую песню можно рассказать много разных интересных историй.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
...тут такое дело. Когда я сочиняла для игры "Варшавский крест" биографию Анны Шварце - меня все время беспокоил вопрос, а что же случилось с настоящей Анной Шварце и вообще с детьми Бронислава Шварце? Куда же они подевались? Это же реальные дети реального человека, и где-то существуют их реальные биографии.
В общем, после долгих усилий мне удалось откопать совсем немного, а именно: я знала, что детей трое, одна из них Анна. Соответственно для игры я придумала, что есть Анна и у нее два брата, которых история разносит в разные стороны, одного во Львов, другого в Петербург-Петроград-Ленинград. На самом же деле выяснилось, что было две дочери и сын. И сын реально во время Второй мировой войны пропал без вести (сказано - пропал без вести в 1940 году, что бы это значило? Больше никакой информации не выцепилось). Сама же Анна обнаружилась... в 1957 году в Нью-Йорке. Опять-таки совершенно неизвестно, когда, в какой момент и почему она туда попала - но интересно, что узнала я об этом буквально накануне, за пару дней до игры, и соответственно это стало каким-то таким дополнительным стимулом для персонажа, чтобы выжить (вот, стало быть, пережила войну, подалась на Запад - что не удивительно, игровая Анна Шварце не сильно любила коммунистов и коммунистическую власть - и оказалась в Нью-Йорке. Хотя вполне возможно, что реальная Анна оказалась там еще до войны, тоже информации недостаточно).

... а тут - еще интересное. СтОило мне наполовину в шутку, наполовину всерьез написать, что если будет игра по Чили, заявлюсь правнучкой Игнация Домейко (и ради разнообразия, сторонницей Пиночета) - и вот представьте себе, в музее Мицкевича в Вильнюсе мне рассказали, что действительно, потомки Домейко до сих пор живут в Чили. И как раз недавно приезжали в Вильнюс, приходили в музей - и вот, передали в музей часть семейных архивов и фотографии (мне их показали, старенький Домейко в кресле, в окружении детей, семейства и университетских учеников). История эта, если кто не знает, преинтереснейшая - вот тут я об этом когда-то писала: http://naiwen.livejournal.com/418589.html - и одна из самых жизнерадостных историй девятнадцатого века. Вкратце: Игнаций Домейко, мелкий шляхтич из Минской губернии, выпускник Виленского университета, бывший филомат, после поражения Ноябрьского восстания оказался в эмиграции. Из Парижа его занесло аж в Чили, где он стал сначала преподавателем в школе горных инженеров. Нищий политический эмигрант, который приехал в новую страну в другом конце света, ни зная поначалу ни слова по-испански, обрел здесь вторую родину: геолог, географ, этнограф, просветитель, общественный деятель, впоследствии - ректор университета в Сантьяго - Домейко сделал необыкновенно много для развития науки, культуры и образования в Чили. До глубокой старости сохранял исключительную работоспособность, жизнелюбие и ясный взгляд на мир.
В Чили его до сих пор почитают как национального героя, ему установлены памятники, в его честь названы горные хребты и горные породы... а еще, как водится, человек на новой родине женился и размножился, корнями врос в чилийскую землю. И вот потомки до сих пор здравствуют и тоже, судя по всему, успешно размножаются. По-моему, исключительно позитивная история - сколь ясный и светлый след может оставить человек...
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
эта картина висит в Национальной литовской галерее.
Называется "Ангел благословляет посохом странника повстанца 1831 года". Имя художника я не записала - но думаю, легко найти, вот Индрая наверняка подскажет.

DSC00865.JPG
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
Я уже как-то говорила, что пора мой журнал переименовывать из "Норы черного хоббита" в филиал журнала "Каторга и ссылка" :)))
…Помню, сидела я недавно в кабаке вместе с Райной, и мы с ней рассказывали друг другу о том, что они с Оливией приехали в Финляндию и мечтали там посетить крепость Свеаборг – бывшую царскую тюрьму, и в музей, кажется, не попали. А я, в свою очередь, рассказывала о том, как приехала в Варшаву с мечтой посетить знаменитую политическую тюрьму Х павильона – и музей оказался закрыт на реконструкцию. Вот представьте себе, много ли таких странных идиотов, которые едва ли не специально едут за границу для того, чтобы увидеть бывшую царскую тюрьму? (шутки шутками, но я все-таки рассчитываю летом доехать, наконец, до Шлиссельбурга). А еще была хорошая советская многотомная монография историка и юриста М.Н.Гернета "История царской тюрьмы".
Здесь я выкладываю рассказ об истории тюрьмы Х павильона и об истории музея в бывшей тюрьме. И, конечно, это очередной рассказ об исторической памяти – про то, как в угоду очередным политическим вкусам очередных властей менялись списки на мемориальных досках, как вычеркивали те или другие неугодные имена и вписывали новые… я полагаю, лишний раз не надо пояснять, как я отношусь к подобным заменам.

… Одноэтажное здание павильона в форме подковы старше самой Цитадели... )

Продолжение: http://naiwen.livejournal.com/1200771.html
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
… Впервые упоминание об этой песне встретилось мне в «Истории моего современника» В.Г.Короленко. Вспоминая о временах Январского восстания на Украине, откуда сам писатель был родом, Короленко писал в числе прочего:
« …Восстание умирало. Говорили уже не о битвах, а о бойнях и об охоте на людей. Рассказывали, будто мужики зарывали пойманных панов живыми в землю и будто одну такую могилу с живыми покойниками казаки еще вовремя откопали где-то недалеко от Житомира...
В польском обществе место возбуждения заняло разочарование, и, кажется, демократизм сменил романтические мечты о блеске и пышности "исторической Польши". Вместо хвастливого "Jeszcze Polska nie zginęła" или "Grzmią pod Stoczkiem harmaty" ("Еще Польша не погибла" и "Под Сточком гремят пушки") -- молодежь пела мрачную и горькую демократическую песню:
О, честь вам, паны, и князья, и прелаты,
За край, братней кровью залитый...»

(кстати, обратите внимание, как Короленко оценивает нынешний польский гимн :) – РД)
В мемуарах ишутинца Николаева о Чернышевском, которые я цитировала недавно, снова упоминается эта же песня.

Итак, что это за песня и почему она была популярна?

Биография автора песни похожа на легенду... )
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
..."загадка на 8 марта": http://naiwen.livejournal.com/1184976.html
Угадала Хильд. Возможно, конечно, что заданный вопрос был не вполне корректным, так как текст позволял достаточно широкие толкования. Но тем не менее - речь идет об Эмилии Плятер - героине Ноябрьского восстания, возглавившей один из партизанских отрядов в Литве.



Подробнее можно почитать, например, вот здесь

Речь же в цитате биографа-современника идет о том, что поступок Плятер, сражавшейся с оружием в руках, на самом деле очень сильно выбивался из привычных гендерных представлений ее времени. По-настоящему ей не доверяли, и когда она предложила, в числе прочего, военный план захвата повстанцами Вильно - то мужчины отказались ее слушаться, и это возможно (возможно) стало одной из причин локального поражения восстания в Литве. Несмотря на то, что Плятер была воспета поэтами, все-таки многие не преминули указывать, что основное предназначение женщины-патриотки - растить сыновей-патриотов, читать молитвы, петь патриотические гимны и щипать корпию для раненых, но не лезть в те дела, которые требуют мужского ума и мужской силы. Впрочем, интересно то, что Плятер была не единственной женщиной, сражавшейся с оружием в руках - но только она одна стала по-настоящему известна, в том числе потому, что принадлежала к богатой и знатной семье. Другие девы-воительницы в рядах повстанцев, принадлежавшие к мелкой шляхте или непривилегированным сословиям, остались в безвестности, хотя историки называют еще несколько имен.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
тут вчера по просьбе Кеменкири я пыталась найти таинственного "Габриэля Д."
(см. здесь - http://kemenkiri.livejournal.com/636286.html и здесь: http://kemenkiri.livejournal.com/636449.html )
Для этого я в числе прочего просмотрела длинный список политссыльных - участников Ноябрьского восстания в Западной Сибири. Искомого Габриэля я не нашла, но попутно до кучи нашла много забавного и характерного. И вообще в этом списке в основном рядовые участники - солдатики и подобные. И реалии "солдатской" ссылки слегка отличаются от более привычной нам "интеллигентской" политссылки.
Вот, например, некоторые товарищи задумали в ссылке жениться... и выясняются, к примеру, вот такие подробности:

Булич Войцех, 53 года, католик, неграмотный. Поведения хорошего. 6 апреля 1835 года подал прошение с просьбой прислать к нему в Сибирь за счет казны жену Марианну и дочь Антониду, оставшихся в Варшаве. В декабре 1835 г. стало известно, что жена Булича "находившаяся в крайней бедности, не получая о муже, поступившем в мятежнические войска долгое время никакого сведения..." была заверена сослуживцем мужа Томашем Зверховским в том, что В.Булич был убит. Поэтому в 1833 году Марианна вторично вышла замуж за денщина Францишека Буганьского, от которого родила дочь Агату. Однако В.Булич все же выразил согласие принять жену, поэтому она была привезена в редут Изылбашский, где Булич был в ссылке, за государственный счет.

Гинайко Антоний, 43 года. Взят в плен 30 апреля 1831 года, зачислен в Сибирское линейное казачье войско. Поведения хорошего. В Польше был женат на Мариане Опольске, имел двух сыновей - Осипа и Петра. В редуте Изылбашском проживал на квартирах у казаков, в связи с чем не мог "соблюсти себе никакой домашности". Поскольку у А.Гинайки не было средств для оплаты проезда семьи в Сибирь, 15 января 1837 г. он подал прошение о разрешении жениться в Сибири с предоставлением своей законной жене "права выйти замуж за другого". Прошение было отклонено 20 марта 1837 г.

Скочинский Степан Григорьев, 24 года, уроженец Киевской губ., греко-российского вероисповедания, неграмотный. В польской армии служил в 3-м уланском полку, взят в плен 13 мая 1831 года. Зачислен в Сибирское линейное казачье войско. В ноябре 1834 года просил разрешение жениться на казачьей дочери Александре Беловой (1814 г.р.). В своих показаниях заявил, что если женится, то в случае амнистии, без согласия жены, на родину не уедет, а останется в Сибири. Дальнейших сведений о женитьбе нет.

Спихальский Петр Петров, 36 лет, Каменец-Подольской губ., дворянин, "веры христианской", "из природных поляк", грамотный. Зачислен в Сибирское линейное казачье войско казаком в 4-й полк, проживал в крепости Лебяжей. В мае 1833 года просил разрешения жениться на казачьей дочери крепости Лебяжей Авдотье Степановой Букаревой (1808 г.р.). По справке, наведенной в земском суде, оказалось, что на родине у П.Спихальского осталась жена Стефанида и сын Иван, причисленный в ярославские батальоны военных кантонистов. После чего П.Спихальский подал прошение в Войсковую канцелярию Сибирского казачьего войска, в котором он заявил, что официально женат не был, а "имел незаконную связь с... солдацкою женою Стефанидой более семи лет и прижито было... с нею трое детей". Законный муж Стефаниды - Танас Бабка - находился на военной службе в литовском корпусе в г.Варшаве. После взятия в плен российской армией П.Спихальский сказался женатым, чтобы остаться в Польше. По указу от 21 апреля 1834 г. переведен в 7-й линейный батальон (наверное, подальше от Авдотьи Степановой Букаревой, которая узнала подробности о семейной жизни своего незадачливого жениха - РД)

Шукевич Король (так! - РД) Мартьянов, 28 лет, уроженец Августовского воеводства, мещанин, католик. Поведения хорошего. В феврале 1834 года просил разрешения жениться в Сибири, утверждая, что "если будет разрешение вернуться на родину, то сделает это только с разрешения жены, а иначе останется в Сибири". В результате проверки правильности указанных К.Шукевичем личных данных выяснилось,что на родине он был женат на Мариянне Иеремеевне и имел дочь Домицелию.

Эртин Войцех, 31 год, взят в плен 10 мая 1831 года под Вильно Поведения хорошего. В октябре 1832 года просил разрешения жениться на солдатской вдове Степаниде Семеновой (старше его на десять лет) из редута Урлютюпского. В ноябре 1832 году от идеи женитьбы отказался.

(С.А.Мулина, А.А.Крих. Поляки в Западной Сибири. Последняя треть XVIII - первая треть XIX века. Омск, 2013)

(Вообще же женившихся в Сибири больше, чем не женившихся, но некоторым в браке отказано в связи с тем, что "предоставленная личная информация не была подтверждена" на родине по запросу)

PS В следующем выпуске надеюсь сделать подборку о тяжкой судьбе доносчиков :))
raisadobkach: (девятнадцатый век 2)
Продолжаю выкладывать фотографии из Варшавы.
Сегодня тематическая экскурсия - собственно, за чем и ездила. К сожалению, фотографий не очень много и они даже по моим меркам не очень хорошего качества: прежде всего скверная погода с ледяным ветром и потоками ледяного дождя не способствовали фотографированию. Вообще следов истории девятнадцатого столетия здесь, как ни странно, не так много: трагическая судьба города во время Второй мировой войны заслонила собой бурный предшествующий век.
Выкладываю, что есть, с некоторыми пояснениями... )

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:58 am
Powered by Dreamwidth Studios