raisadobkach: (Девятнадцатый век)
...да будет он прям
и прост.(с) Бродский


Почему-то именно эту цитату я вспомнила, когда дочитала почти одновременно две разных историко-биографических монографии – М.Гершензона «Братья Кривцовы» и Тадеуша Лепковского «Петр Высоцкий».

Так интересно бывает: больше четверти века, уже больше половины своей жизни, я в той или иной степени интересуюсь историей девятнадцатого века – и какие-то вещи тем не менее годами не можешь сформулировать для себя или не задумываешься об этом. Я говорю о людях первой четверти-трети девятнадцатого века и о том неуловимом общем, которое их объединяет и отличает от людей других эпох. Когда-то на лекциях по истории средневековой культуры выдающийся советский историк-медиевист Гуревич произнес памятную фразу: «Язык культур непереводим» - это значит, что мы никогда не можем, не в состоянии полностью понять мышление человека другой эпохи. Люди начала позапрошлого века очень похожи на нас – так же любят, так же страдают, так же боятся и ненавидят, так же способны на высокое и на низкое, на героизм и на предательство. Но есть какая-то общая черта поколения – именно этого поколения, именно тех, кто сформировался в первые два-три десятилетия века – которой после не будет никогда и ни у кого, которая исчезнет уже к середине века и никогда не проявится более с такой силой. Они все разные – люди начала девятнадцатого века: заговорщики и честные консерваторы, искренне верующие и вольтерьянцы-вольнодумцы, аскеты и эпикурейцы, энциклопедически образованные и едва научившиеся читать и писать - и всех их отличает, тем не менее, какая-то трудно вербализуемая особенность – и она сохраняется у этого поколения все годы их жизни, вплоть до тех последних могикан, которые доживают почти до конца века и проносят это уже небывалое мироощущение вслед за собой.

Эту удивительную черту, это удивительное мироощущение я бы сформулировала так... )

Отсюда могут вытекать ответы на те вопросы, которые десятилетиями волнуют историков. Например, почему одни и те же люди – многие ломались на следствии, но затем выстояли в течение многих лет ссылки: потому что сама эта система мировосприятия не рассчитана на неожиданный удар, зато прекрасно приспособлена к длительному воздействию. Или почему там, где мы сегодня видим глобальную трагедию (например, злополучное «а почему это они вывели за собой солдат на площадь – они что, не подумали?») – они видят только естественный ход событий.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
(вот бывает, что ищещь что-то целенаправленно, а попутно находишь всякое и разное - иногда забавное).

Вот это, например, история дворянского рода Высоцких герба Одровонж.

"По сообщению потомков, к этому роду принадлежала еще одна семья. Основал ее выходец из дворян Витебской губернии Иван Семёнович Высоцкий, родившийся в 1798 году, римско-католического исповедания, его родители - безземельные дворяне. Выпущен из Дворянского Кадетского корпуса прапорщиком 1821 года 14 октября с определением в Подольский пехотный полк. Из оного переведён по Высочайшему приказу в Тифлисский пехотный (что затем Егерский) полк, 1831 мая 25 прибыл к оному. Поручик. Видимо, нелегкая служба на Кавказе расшатала нервы Ивана Семеновича, о чем свидетельствует цитата из официального рапорта его начальника барона Розена: "28 сентября 1832 года из военно-судного дела над переведённым из шестого пехотного в вверенный мне корпус офицерами найден прикосновенным к оному и виновен - при выезде из Воронежа был в нетрезвом виде, ругался бранно сопровождавшего жандарма, неприлично говорил насчёт начальства, обнажил саблю, махая говорил, что всех русских ею перерубит. Арестован, выдерживался в Эриванской крепости . В 1842 году 27 мая уволен от службы по заболеванию в Астрахань в чине штабс-капитана полученного 1835, декабря 7-го". Последние годы служил в 64-м Ширванском пехотном полку. Вопроса о подтверждении дворянства рода не поднимал, поскольку помнил воронежскую историю и не хотел мелькать перед высоким начальством.

Вопрос - сколько выпил Иван Семенович? :))
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
Мой девятнадцатый век: не-имперская история России.
Каталог ранее выложенных статей, заметок, документов и материалов.
От декабристов до "Народной воли"


Дополняется.
(некоторые статьи и заметки по тематике попадают в два подкаталога)

Каталог: байки общества Соединенных Славян: малоизвестные страницы истории декабристов )
Декабристы: прочие сюжеты и документы )
Между двадцатыми и шестидесятыми )
Каталог 1863 год: Январское восстание, Александровские реформы, революционное движение 1860-х годов )
Каталог Народная воля )
Проект Письма: человек перед лицом вечности )
Каталог: Времен связующая нить )
Колонка критика: злой историк )

P.S.Для любителей моих исторических заметок: реклама каталога в дружественных журналах всячески приветствуется.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
...я недостаточно хорошо знаю историю процесса филоматов, но все же на основании того, что знаю: просто поражает, с какой неизбежной периодичностью российские власти веками и десятилетиями радостно наступают на одни и те же грабли.
Вот разогнали и репрессировали несколько десятков совершенно безобиднейших студентов. Которые кропают стишки (иногда даже хорошие), трогательно рассуждают о моральном самосовершенствовании и занимаются "изучением народного быта". Вот ведь страшная угроза благополучию империи, а?
Ну, разогнали. И через несколько лет получили гораздо более... гм, более ЗУБАСТЫХ (то есть прямо-таки местами вооруженных до зубов) конспираторов.
Ровно по той же схеме полвека спустя гоняют безобидных народников - и через несколько лет получают бомбистов.
Нет, ничему не учатся.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Семь лет назад вот здесь я выкладывала отрывки из предсмертных писем осужденных по политическим процессам в Российской империи с 1826 по 1889 годы.
В той подборке я выкладывала письма, как анонимные отрывки.
Теперь я хочу опубликовать в жж все, что у меня сохранилось: один или два раза в неделю, или раз в две недели (как буду успевать) я буду публиковать одно письмо полностью, с именем и биографией автора и по возможности с наиболее полным комментарием. Я буду выкладывать письма не в хронологической, а в произвольной последовательности - но постепенно я надеюсь выложить все тексты и тем самым осуществить публикацию так, как хотела когда-то это сделать.
raisadobkach: (Помним)
...Для разнообразия - это не про декабристов. Или не совсем про декабристов. Или не только про декабристов.
Собственно, начать следует с того, что, заинтересовавшись судьбой Михаила Спиридова, я пожелала в числе прочего узнать - почему от персонажа осталось так мало писем, и нельзя ли где-нибудь, порывшись в архивах, раздобыть еще: потому что Михаил Матвеевич, как уже неоднократно отмечалось, ни разу не похож на типического "бесписьменного славянина" (с) Кеменкири, едва умеющего писать по-русски - там совершенно другой социальный круг и связи.
Легко потянув за одну из ниточек, я размотала следующую историю. И да простят меня специалисты по истории ХХ века - так как, вероятно, все это очень хорошо известно, и может быть я тоже когда-то и слышала это имя - но вот два и два сложила только сейчас.

Птица вещая - троечка, тряска вечная, чертова!... )

Официально родным была сообщено о том, что Шаховской приговорён к 10 годам без права переписки. Поэтому в мае 1940 Вернадский обратился с письмом к Л. П. Берии, в котором писал:
"Я дружен с Дмитрием Ивановичем почти 60 лет — всё время мы прожили друг с другом душа в душу, находясь в непрерывном, ни разу не нарушенном идейном общении. Д. И. Шаховской — один из самых замечательных людей нашей страны, глубокий, широкого образования, искренний и морально честный демократ. Мне 77 лет. Я по себе знаю, как хрупка организация стариков в зависимости от внешних условий жизни. Выдержал ли испытание организм Дмитрия Ивановича?.. Здоров ли Дмитрий Иванович Шаховской?.. Очень прошу Вас ответить мне".
В ответ Вернадскому было сообщено, что Шаховской умер в лагере в конце января 1940 года.

Дмитрий Шаховской был реабилитирован 9 июля 1957 года. Подлинная дата смерти и её обстоятельства были официально обнародованы в 1991 году.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
и тут же вот в новостях, совсем свежее (Айни и Алла дали почти одновременно ссылку на разные новостные ресурсы)
http://www.newsru.co.il/world/09jan2014/oradour456.html
http://news.rambler.ru/23009426/
http://naiwen.livejournal.com/926186.html?thread=10711530#t10711530

"Прокуратура Дортмунда в Германии предъявила обвинения 88-летнему мужчине в связи с его возможной причастностью к массовому убийству во Франции в годы Второй Мировой войны.
Он обвиняется в участии в убийстве 25 человек в деревне Орадур, которые были сожжены заживо в амбаре, а также в соучастии в убийстве нескольких сот человек, в том числе женщин и детей, в местной церкви.
В среду земельный суд в Кельне заявил: «Прокуратура в Дортмунде обвинила 88-летнего жителя Кельна в убийстве 25 человек в составе группы других военнослужащих, а также в соучастии в убийстве нескольких сот человек».
В судебных документах обвиняемый проходит под именем Вернера Ц., бывшего служащего танковой дивизии СС, которому в 1944 году было 19 лет.
Его адвокат Райнер Полен заявил, что его подзащитный находился в деревне во время расправы, но не имел никакого отношения к массовому убийству.
Государственный прокурор Дортмунда Андреас Брендел заявил, что обвинения по этому эпизоду будут предъявлены в общей сложности шести подозреваемым, которые предстанут перед правосудием".


Вот я, кажется, когда-то писала уже, что не понимаю этих судов над девяностолетними дедками. Какой смысл их судить сегодня? Раньше надо было, хотя бы лет двадцать назад, что ли... вот, помнится, то советского ветерана Кононова в Латвии судили, то еще какого-то нациста.
Ну, сколько им осталось - два года, пять лет? Они жизнь УЖЕ прожили, и не вижу я справедливого возмездия в том, чтобы закатать дряхлого старца в тюрьму, чтобы он там раньше не натворил. Есть другой суд, Высший суд - пусть теперь они предстанут ТАМ и там им все зачтется - и что "я просто выполнял приказ" и все прочее.
Но ведь так посмотреть, я еще раз вернусь к той же мысли из прошлой ветки. "У того дед сидел, у другого дед сидел, а где же деды, которые сажали?" А правда, где они? Вот жил себе и жил дедок в Кельне - я была в Кельне три раза, большой город, но в целом тихий и спокойный. Наверное, соседи его ни в чем дурном не упрекали (ну разве что в склонности к лишнему бокальчику пива не по возрасту). И у него наверное тоже есть дети, внуки - им-то как это сегодня - УЗНАТЬ?
Никто ведь не пишет "мой дед был карателем, расстреливал евреев в Бабьем Яру", или "мой дед был следователем НКВД, пытал людей в подвалах Лубянки", или "моя бабка была доносчицей, по ее доносам посадили десяток невинных людей". Нет ведь, у всех деды либо герои - либо жертвы. А палачи, где они? Что они рассказывают своим внукам?

Да, и еще насчет таких судов над дедками: а вы представьте себе, что ради этого судебного процесса из Франции вытащат такого же девяностолетнего дедка - последнего выжившего в той бойне (где-то мелькала информация о том, что есть еще последний житель Орадура), и заставят его заново пережить кошмар детства или юности. Вот не знаю... как-то мне не по себе от такой мысли.

А вы что думаете? Что делать с этими... и с этим наследием вообще? Через пять-десять лет все равно все они вымрут естественным путем. Вон в Камбодже еще... там палачи должны быть еще крепкие, сорока лет не прошло. Но там - из того, что я читала - следовало бы, что посадить надо всех поголовно, кто жил в то время, в этом-то и есть главная трудность.
raisadobkach: (cello)
С этой песней впервые познакомил меня Алан, поместив клип в своем жж (в версии Марка Робина - см.ниже). Тогда я еще не знала, что у песни существует длинная интересная история. Но и без истории - она обладает удивительным духоподъемным свойством: когда на душе становится совсем тяжко и тоскливо, я пою эту песню (она исключительно привязчива), и мрак отступает. Вместе мы сила, зло не вечно, враг падет - и мы обретем свободу.
Это вечная и вечно актуальная песня. Сегодня - особенно актуальная во всех смыслах.

Вот что рассказывает нам для начала вездесущая википедия.

«L’Estaca» (кат. Столб) — известная каталанская песня.
Песня была написана Льюисом Льяком (каталонским бардом) в 1968 г. На её создание певца вдохновили беседы старого парикмахера-вольнодумца Нарсиса Льянсы, ставшего прототипом деда Сизифа. Упоминаемый в песне столб является аллегорией франкизма и диктатуры вообще.
Лирический герой ведёт беседу с дедом Сизифом (кат. Сизет). Тот считает, что люди «привязаны к столбу» и не смогут передвигаться, пока совместными действиями не повалят его. Его собеседник жалуется, что столб слишком тяжёл, но в последнем куплете выражает готовность передать слова Сизифа новым поколениям.
Песня была переведена на ряд языков.

Авторская оригинальная версия Льиса Льяка )
Le Pieu. Версия Марка Робина )
Mury/Стены. Версия Яцека Качмарского )

Интересно, что Льюис Льяк жив до сих пор - а вот Марк Робин и Яцек Качмарский ушли рано. Но песни - песни остались. Когда за окном темно, когда в душе темно, когда в стране темно - слушайте, пойте. Вместе мы - сила, зло не вечно, Саурон падет, и мы обретем свободу.

PS На всякий случай: существует современная русская версия, я ее недавно нашла. Не даю здесь на нее ссылку, потому что она мне не нравится. Кто захочет - тот найдет :)
raisadobkach: (Помним)
собственно, вся эта информация легко находится в сети, а выкладываю я здесь только потому, что наши ребята живут вот прямо аккурат рядом с этим малоприятным историческим местом.

Город Дранси - северо-восточный ближний пригород Парижа, примерно в 10 км от центра. Первоначально лагерь для интернированных был основан еще осенью 1939 года. Для лагеря было использовано одно из зданий, построенных в кварталах дешевой массовой застройки 1931-1934 годов: выстроенное в форме "подковы лошади", оно имело закрытый внутренний двор длиной около 200 метров и шириной около 40 м - что позволило легко превратить его в место заключения, выставив посты охраны по углам.
Первоначальными заключенными здесь стали беженцы из разных стран Европы.
После оккупации Франции в июне 1940 года здание было реквизировано немецкой армией - теперь здесь помещались заключенные военнопленные, в основном французские и английские, а также гражданские беженцы из Греции и Югославии. В январе 1941 года здание было передано оккупационному командованию. С этого времени лагерь постепенно начал служить для заключения евреев и последующей их депортации в лагеря смерти на востоке... )

В апреле 2009 года неизвестные расписали вагон и памятник свастиками.

Подробнее о лагере Дранси можно прочитать здесь: http://www.camp-de-drancy.asso.fr/
raisadobkach: (Помним)
Продолжая разговор о старом французском шансоне. Как любителя военных песен, меня не могла не заинтересовать старая песня Жана Ферра "Ночь и туман".
Песня была написана около 1962 года. Любопытным мне показалось то, что в некоторых статьях было сказано о том, что данная песня после написания была запрещена на французском радио, так как в ней говорилось о Холокосте... )

Там в комментариях много... всякого. Но чаще все же повторяется "jamais oublier". Люди не хотят забывать.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
Написано около 1823 года.

(Подстрочник - извините, мой. Чукча не переводчик)

Я пройду по этой земле
Всегда мечтательный и одинокий,
Никто меня не узнает.
Лишь в конце моего жизненного пути,
Словно от великого луча света,
Увидят, кого они потеряли.

* * *

Классический перевод Лунина.

Задумчив, одинокий,
Я по земле пройду, не знаемый никем.
Лишь пред концом моим
Внезапно озаренный
Узнает мир, кого лишился он.

* * *

Перевод А.Слонимского из книги "Черниговцы" (совершенно дурацкая книжка, но перевод хороший)

Как путник всем чужой, непонятый, унылый,
Пройду я по земле, в мечтанья погружен,
И только над моей открытою могилой
Внезапно мир поймет, кого лишился он.

* * *

Неизвестный мне ранее перевод NN

Земным путем сойти до срока,
Медлительно и одиноко,
Не узнанным при свете дня,—
Но там, где небо тьмой одето,
В конце пути по вспышке света
Вы опознаете меня.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
в качестве опровержения особенно ходовых и устойчивых штампов-обвинений в адрес декабристов, регулярно всплывающих в разных дискуссиях (причем эти обвинения обычно исходят из либерального лагеря - из охранительного исходят другие упреки).

Итак, пункт первый - а чего это они, ежели были за отмену крепостного права, не освободили своих собственных крепостных? Лицемерили, одним словом. )

Это все, кажется, такой ликбез, про который даже писать как-то неудобно - но вот, оказывается, что не все представляют себе такие простые и очевидные вещи.

На этом пока на сегодня все, потом еще кое-что запишу, по следам дебатов.
raisadobkach: (Осторожно - злая собака)
...главный аргумент - вот, дескать, какой добрый был человек: казнил всего-навсего пятерых. Маловато будет! Вот в ХХ веке счет шел на тысячи и миллионы.
Причем замечу, безотносительно даже в данном случае конкретной личности Николая I, что подобная аргументация всплывает регулярно, будь-то деятельность того же Муравьева-"вешателя" (хотя там счет покруче будет - уже на сотни пошел), хоть кого угодно.

Как человека вообще - и как человека с историческим образованием отдельно - меня в этой аргументации убивают несколько моментов.

Оставляя в данном случае совершенно в стороне вопросы: а) милосердия и б) политической целесообразности - удивительно другое. Ну ладно, простой обыватель. Но почему даже люди с историческим образованием совершенно не понимают, что сравнение как минимум некорректно, что исторические события существуют и оцениваются в контексте соответствующей эпохи, страны, культуры, менталитета, влияния на общество. Нельзя просто тупо взять и сравнить количество жертв при Калигуле и Ким Ир Сене, нельзя делать на основании таких сравнений какие-либо выводы ни о моральном облике правителя, ни о степени жестокости и тоталитарности режима. Иначе нам пришлось бы изобрести некую "единицу тоталитарности" и измерять всех мелких и крупных диктаторов всех времен и народов, допустим, в полпотах - эти будут наверняка абсолютными чемпионами, за четыре года правления укотрупили не то четверть, не то даже треть населения. Хотя... это в процентах, а в численном отношении, пожалуй, перевес за товарищем Мао будет.

(Вот тоже попалось на глаза некоторое время назад в дружественном ЖЖ обсуждения Пиночета. И все то же самое: дескать, ну какой добрый и моральный был правитель, всего-то не более пары тысяч человек угробил - действительно, на фоне коллег и даже почти современников результат не слишком впечатляющий).

И второй аспект, уже этического плана. С каких это пор считается, что ежели людоед А сожрал 10 человек, а людоед Б - 100 человек, то людоед А является хорошим человеком? По-моему, если людоед Б сожрал 100 человек - то это дурно характеризует исключительно людоеда Б - но людоед А-то от этого ни разу не перестает быть людоедом!
Увы, но оправдывать людоедство - дескать, мало покушал - как-то странно. И вряд ли сторонникам такого людоеда захотелось бы случайно достаться ему на зуб в качестве пищи.
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
между прочим, на редкость... ммм... актуальный текст

(Все подчеркивания в тексте - авторские в оригинале Р.Д.)

В Евангелии, принадлежавшем моему брату, после его казни нашлась следующая запись (эта фраза рукой Матвея – Р.Д.)

Намерение – вот единственное, что определяет виновность. Действия как действия ничего не доказывают, так как можно сделать много зла с самыми чистыми в мире намерениями и произвести величайшее добро с намерениями совершенно превратными. Настолько верно, что именно намерения, а не вытекающие из них действия, составляют виновность – что это делает долг судьи слишком трудным, и единственное, что должно быть в его характере - это свобода от мелких злобы и страстей, гарантии беспристрастности, правды и мужества; но с другой стороны он должен обладать достаточно развитым умом, чтобы уметь проникать, насколько возможно, в намерения обвиняемого сквозь серию установленных действий; и даже эта произвольная власть судить дела и намерения показалась настолько непомерной и вне человеческих сил, что существуют страны, где разделили судопроизводство между судом присяжных и судьями, из которых первые являются в чистом виде судьями намерений, а вторые не более чем исполнителями закона. Эти размышления многим покажутся совершенно бесполезными глупостями. Для судопроизводства же, как его понимают, все намного проще – это поистине ложе Прокруста: подходит по росту ко всем, кого на него укладывают, естественным ли образом или нет, не все ли равно? Следует ли однако из только что развитого нами размышления, что поскольку намерения каждого известны только ему самому, хорошее судопроизводство должно призывать всех обвиняемых давать свидетельства против самих себя? Без сомнения, нет! Поскольку немного людей имели бы смелость к искреннему признанию, и можно даже сказать, что наиболее невинные и чистые скорее сознавали бы себя виновными и осуждали, нежели наиболее испорченные. Но из этого следует, без противоречия, что приговоры людей все погрешны, шатки и приблизительны; чем они решительнее – тем более они плод ничтожества и лени и тем ближе они соседствуют с заблуждением; великая ответственность лежит на плечах всех судей; эта ответственность находится в прямой зависимости с благоразумием той власти, которая дана судье, и, следовательно, прощение, милосердие и любовь должны быть основными принципами приговоров не только наиболее благородных, но также наиболее мудрых и глубоких. И здесь мы возвращаемся к морали Евангелия – книги божественной, книги глубокой, слишком мало понятой, которая в началах своих подходит ко всякой правде и к которой всегда возвращаются, размышляя глубоко обо всем, что удерживает человека. Эта книга нам также провозглашает великий приговор, исправляющий все прочие приговоры. Она провозглашает, что однажды наш Божественный Спаситель (единственный непогрешимый Судья, поскольку, испытуя сердца, Он судит действия по намерениям) придет, окруженный всей славой, воздать каждому по его делам; но она нам также возвещает снисхождение в Его всемогуществе, полном любви и милосердия, безжалостном только к злонамеренности и эгоизму. Будем же все надеяться и бояться этого дня, который обнажит намерения каждого!

(далее в другой день и заметно другим почерком – Р.Д.)
И время моего отшествия наста. Подвигомъ добрымъ подвизахся, течение скончахъ, веру соблюдохъ. (эта фраза в тексте по-русски – Р.Д.) (затем то же по-французски, здесь я использую Синодальный перевод – Р.Д.) Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил (Послание Апостола Павла Тимофею, глав.IV).
(далее по-русски с новой строки – Р.Д.) Писано в крепости после объявления смертнаго приговора.
raisadobkach: (девятнадцатый век 1)
http://lubelia.livejournal.com/746646.html

Из меня вот тоже историчненькое полезло.

4 февраля 1878 года состоялся приговор по "процессу 193-х" (другие названия - "Большой процесс" или "Дело о пропаганде в Империи")

Для тех, кто не в курсе, напомню некоторые исторические реалии )

Выводы? А выводы, пожалуйста, делайте сами.

P.S. И знаете что? Я вот искренне надеюсь, что у нас нынче до убийств и подобных кровопролитий не дойдет. Хотя бы потому, что у нынешних "оппозиционеров" (к которым я, увы, как и к нынешним властям, отношусь без особого пиетета) кишка тонка.
raisadobkach: (Помним)
...Родился в 1908 году под Санкт-Петербургом, в православной семье железнодорожного служащего. В 1919 году семья эмигрировала в Эстонию и поселилась в городе Тарту. Учился в русской гимназии в Тарту, затем год - в Тартуском университете. В 1930 году переехал в Германию, а оттуда - в Париж... так начинается эта история.

"Жизнь его «была сплошным необыкновенным приключением», — пишет в своих воспоминаниях Аньес Гюмбер, одна из товарищей Бориса Вильде по Сопротивлению...

Борис Вильде и дело Музея человека )

...Борис Вильде был посмертно награжден медалью французского Сопротивления. В приказе Шарля де Голля говорилось, что «выдающийся пионер науки», Вильде «целиком посвятил себя делу подпольного Сопротивления с 1940 г. Будучи арестован гестапо и приговорен к смертной казни, явил своим поведением во время суда и под пулями палачей пример храбрости и самоотречения». Его именем названа одна из улиц Парижа. На здании Музея человека установлена памятная мемориальная доска.
В Волосовском районе Ленинградской области, в бывшем имении родителей Вильде, открыт небольшой мемориальный музей.

...А мемориальную доску в Тарту на старом здании гимназии, где когда-то учился Вильде и которая была установлена еще в советское время - в 1990-е годы сняли, улицу имени Вильде в Тарту переименовали.
Люди, вы чего? Почему? Я понимаю, вы ненавидите советскую власть и у вас есть на то основания - но при чем тут русский белоэмигрант - участник французского Сопротивления?
Вопросы, наверное, риторические...

Всех с наступающим Праздником!
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
(наслушавшись восторженных впечатлений детки после его поездки в Переяславль-Залесский, где им, конечно, показали "ботик Петра")

... потому что у меня мысли какие-то очень двойственные: с одной стороны я на нюх не выношу Петра I, с другой стороны - не предлагать же сносить Медного всадника в Петербурге и не переименовывать же Петербург в очередной раз? :) Питерцы, пожалуй, обидятся :)

Но восторги по поводу "великого государственного деятеля Петра", положившего в никуда изрядную часть тогдашнего населения страны ради "усиления и укрепления", меня изрядно напрягают. Я, впрочем, вообще не "государственник".

А вы что думаете?
raisadobkach: (Девятнадцатый век)
а также о проблеме отцов и детей...

Просматривая часть заявок и комментов в обсуждениях, я в очередной раз обнаружила, что все мои прошлогодние пояснения о специфике дворянства западных губерний пропали даром :)
Люди любят играть в благородное сословие. При самом слове "дворянство" представляется что-то такое... торжественное, прекрасное. Балы, полонезы, светские развлечения, шпага на поясе... и, конечно, много-много денег на то, чтобы все удовольствия были доступны :)

А на самом деле западное дворянство выглядело иногда, например, вот так,
как описано в главе "Гарнолужское панство" в "Истории моего современника" Короленко

А еще - вот так. Под катом - любопытный, с моей точки зрения, документ. Любопытен он как в части "быта и нравов" мелкой западной шляхты, так и с точки зрения человеческой психологии и человеческих взаимоотношений.

Из протокола допроса дворянина Гродненской губернии Симона Калиновского в Гродненской следственной комиссии по политическим делам, 24 апреля 1864 года )

Я все думаю: почему меня так... задевает - да, именно это слово - задевает - этот документ. Вероятно, потому, что папаша как-то смутно напоминает мне другого папашу, жившего за сорок лет до того. Чистые фактологические совпадения: многодетная семья, смерть первой жены, второй брак отца, ссора с мачехой... старшие дети как отрезанный ломоть... ваши дети - государственные преступники... смертная казнь...
Только там - капризы взбалмошного, эгоистичного, избалованного старика. А тут - реальная нужда.

* * *

...Родители. Берегите своих взрослых детей...

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16 17181920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:42 am
Powered by Dreamwidth Studios