raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Опять накидайте, плиз, идей, какое кино посмотреть в выходные. Граничные условия:

- смотрю польское и французское кино в оригинале
- исключаются боевики, мелодрамы, фэнтези, "костюмное кино".
- приветствуется нормальный реализм, актуальная социальная проблематика.
- люблю про Вторую мировую войну - но, кажется, уже исчерпала этот источник

есть идеи, чего еще посмотреть?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
опять про снос советских военных памятников в Польше.
Хорошая, в общем, статья - для тех, кто в теме (правда, я не во всех деталях согласна с автором по поводу Варшавского восстания, но в целом посыл верный).

http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/08/08/1637041.html

"При этом поляки, несмотря на обвинения в их адрес, на самом деле намерены сохранить советские военные кладбища. Эти захоронения охраняются международными и польскими законами, подчеркнул Витольд Ващиковский в том же интервью «Коммерсанту». Что же до других памятников советской эпохи, то почему поляки должны их любить и беречь? Для них они символ оккупации иностранной державой, которая почти полвека навязывала им силой и свой политический режим, и свою символику, и свой тип экономики. Они, как и бывшие республики бывшего СССР, не обязаны вечно хранить все это. Поляки просто хотят жить своей жизнью и делать свою историю".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
... Ну да, я там была и собираюсь туда еще раз. В основном пройтись по музеям, до которых не дошла в прошлый раз. И вот составила я список и гляжу на него с некоторой печалью: Х павильон (который был закрыт в прошлый раз - туда уж я обязательно должна дойти), Музей Варшавского восстания, Еврейский музей, Музей Катыни... опять один сплошной мрачняк. То есть я туда хочу - но нужно же чем-то разбавить. Чтобы не так сильно по мозгам. Есть в этой Варшаве что-нибудь позитивное? Ну... зоопарк, например :) и чтобы в ноябре можно было гулять. В Национальной музее, Музее Шопена и в Этнографическом мы уже были в прошлый раз. Нашла вот какой-то музей карикатур. А еще что есть? Мне обычно музеи игрушек нравятся, которые сейчас во многих городах бывают
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
я внезапно поняла, какую книгу хочу срочно перечитать. И перечитаю в ближайшее время.
"Апологию истории".
Кажется, мне ее нынче как раз не хватает.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
...читаю тут всякое, в порядке самопросвещения для игры. Художественную тематическую литературу тоже. Иногда прочитаешь и не знаешь, что делать - смеяться или плакать.

Вот, например, как выглядит роман некоей Татьяны де Росней "Ключ Сары". Это современный роман, вышел не так давно. Американская журналистка (около 45 лет) много лет живет в Париже и замужем за французом, которого она обожает. У них один ребенок - дочь, и героиня много лет мечтала иметь второго ребенка, но у нее случались выкидыши. А из-за этого ее французские родственники ее презирают и считают неполноценной.
От своего издателя журналистка получает задание - написать статью про историю Холокоста во Франции, в частности об облаве на Парижском велодроме Вель д'Ив. Женщина увлеченно берется за дело и в процессе расследования выясняет, что судьба одной арестованной еврейской семьи была связана с историей семьи ее французских родственников. Однако те ничего не желают слышать о прошлом. В ходе этого расследования журналистка внезапно обнаруживает, что она беременна, приходит в восторг, но ее муж не желает ребенка и требует, чтобы она сделала аборт. Она ложится в клинику на аборт, но сбегает буквально из-под ножа, и улетает к своим родственникам в Америку - разыскивать следы той пропавшей в войну еврейской девочки Сары, с которой ее связала судьба. Дальше она долго приключается - из одного города в США перелетает в другой город, дальше сложными путями выясняет, что сын этой Сары живет теперь в Италии и летит в Италию. Узнает по ходу дела мелодраматическую историю о том, как эта еврейская девочка Сара, потерявшая в войну родителей и младшего брата и спасенная французской семьей, так и не смогла найти себя в мирной жизни и, имея семью и сына, покончила с собой. Однако ее выросший сын ничего не знает о прошлом своей матери и выгоняет дотошную журналистку. При этом у нее начинается выкидыш прямо на улице (а не удивительно, бабе 45 лет, она беременная на первом триместре, у нее уже были выкидыши и при этом она летает туда-сюда через полмира? Ну не дура ли!)
Дальше ей чудом сохраняют беременность, она возвращается в Париж - но ее муж от нее уходит. Она рожает ребенка, едет в США и там переживает, что у нее нет любовника. Внезапно появляется сын Сары, говорит ей, что благодарен ей за то, что она открыла ему глаза на прошлое его матери, смотрит на нее влюбленными глазами, и они воссоединяются в едином любовном порыве.
Занавес!
(все это перемежается, впрочем, некоторым количеством реминисценций - сцен из времен войны, где рассказывается про историю Сары и ее семьи)

Другое дивное романище, которое мне попалось - Франсуаза Саган, "Рыбья кровь". Франсуаза Саган - это ведь очень известная писательница вроде бы? Это уже почти классика, роман 1970-х что ли годов или около того.
Сюжет вкратце. Оккупированная Франция. Некий знаменитый кинорежиссер Константин фон Мекк - наполовину немец, наполовину русский, а вообще космополит, много лет жил и работал в США - несколько лет назад вспомнил о своих немецких корнях и предложил свой талант кинорежиссера нацистской Германии. Его принял и обласкал сам Геббельс и дал ему зеленый свет для работы на лучших киностудиях. И вот теперь этот фон Мекк во Франции снимает всякие сентиментальные мелодрамы по заказу немцев. При этом он тяжко страдает: с одной стороны он служит нацистской Германии, с другой стороны, он человек порядочный. Делает например работающим у него на киностудии евреям фальшивые документы. Но не сумел их отстоять, когда их арестовали. А еще делает фальшивые документы своему молодому любовнику (по ходу дела выясняется, что фон Мекк бисексуален и трахается со всем, что движется - и с бабами, и с мужиками), цыгану по имени Романо, пытаясь его спасти от нацистов. Дальше выясняется, что юный цыган тайком участвует в Сопротивлении. А еще есть бывшая жена фон Мекка - знаменитая шведская актриса, которая снимается в его фильме, при этом работает на британскую разведку и у нее задание - выкрасть из-под носа нацистов какого-то великого ученого, который разрабатывает атомную бомбу. Юный Романо об этом не знает и поэтому устраивает взрыв поезда. В отместку немцы устраивают резню в соседской деревне, а операция по краже ученого под угрозой срыва. Режиссер фон Мекк, увидев, что сделали немцы в деревне, прозревает и отказывается работать на нацистов. Он должен улететь на английском самолете вместе с женой, молодым цыганом и украденным ученым. Но немцы заподозрили цыгана и арестовали его. Узнав об этом, фон Мекк кидается на помощь своему любовнику, застает его полуживым после пыток в гестапо, стреляет в своего любовника (так не доставайся же ты никому!) и последним выстрелом стреляет в себя. Его жена и проектировщик атомной бомбы улетают в Англию, оплакивая судьбу погибших. Занавес.

Напомню еще раз, что это не юмористические произведения. Это они... эээ... совершенно всерьез все. С пафосом, со слезой. Вот что меня всегда изумляет - это как можно ухитриться низвести большую трагедию до уровня такого пошлого мелодраматического фарса?
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
... ищем координатора игротехнической команды и героических игротехников, которым было бы интересно изобразить на нашей игре немецкую оккупационную администрацию
(военная администрация + в основном "силовые структуры" - СС и гестапо).

Ищем пока в неспешном режиме. У нас планировался координатор, но у человека изменились планы и возможности.

Кто у нас обычно любит и умеет делать "темный блок"? Есть идеи, к кому можно было бы обратиться?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Отрывки из "Парижского дневника" русского писателя-белоэмигранта Николая Рощина:

29 ноября 1941 года

"Началось с того, что стали хватать людей по синагогальным спискам, но выяснилось, что далеко не все евреи приписаны к общинам и что, к тому же, есть некоторый процент французов - "чистейших арийцев" - исповедующих иудаизм. Тогда начали брать по фамилиям, а тут пошел уже совершенный кавардак. Под "еврейскую статью" пошли русские, поляки и украинцы. Как-то в газетах появилась следующая заметка: "вот уже второй год, как мы свободны от еврейского засилья, а во главе главного военного госпиталя Валь-де-Грас до сих пор нагло заседают три военных врача-еврея: Симков, Степанов и Толстой". Из всех троих еврей только Симков, а Толстой - это Сергей Михайлович Толстой, родной внук писателя".

"С.И.Либер рассказала, что в лагере для евреев под Парижем (в Дранси) сидит какой-то почтенный седобородый московский купец. Он был арестован за то, что укрывал у себя двух евреев, разыскивавшихся полицией, и вообще оказал несчастным людям немало услуг. В лагере он ходил с желтой звездой, на которой было написано не "жид", а "жидовствующий". Звезда эта предназначается для ношения только в лагере. Выпущенный затем на волю, он продолжал на воле носить ту же звезду. Однажды какой-то следопыт обратил внимание на то, что черная строчка в центре звезды длиннее обычного. Купца вновь арестовали и сейчас он в лагере носит уже полный, обычного порядка, еврейский знак".

30 ноября 1941 года

"К вопросу о евреях. В Париже создалась новая и крупная юридическая "промышленность" - укрывательство евреев. По нюрнбергским законам, если отец у человека полуеврей, а мать - "чистая арийка", то человек этот - не еврей. Вот к доказательству этого задача и сводится. Несколько свидетелей (от двух до шести) делают письменные заявления у нотариуса и потом в мэрии о том, что лично знали родителей и дедов данного лица и что они не евреи, а священник - православный, католический или протестантский - выдает свидетельство, что лицо это числится у него в приходе. (skip) У русского тертого адвоката операция почти всегда проходит гладко и успешно, зато когда за дело берется адвокат французский, получается чепуха несусветная и для злосчастных еврейских предков рождаются такие фамилии, как "Самоварски", "Водкофф", "Ничевоко", "Хорошовер", "Нетски" и даже "Киевскофф" и "Санктпетерсбургофф". (skip)
Я дал уже семь подписей под этими печальными и позорными документами. Однажды, свидетельствуя "арийское" происхождение семидесятилетнего старика, написал, что знал его деда (самому Рощину в этот момент 45 лет - РД). Хорошо "смазанный" чиновник мэрии улыбнулся".

Эти французские реалии и сюжеты так и просятся в ролевую игру, надо сказать.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Я только что сварила рис, пожарила котлеты, выложила все в глубокую миску и оставила остывать на столе. Ушла в комнату работать за компьютером. Примерно через полчаса на столе обнаружился Артамон, вдохновенно поедающий... рис. Котлеты он не тронул. И ведь, казалось бы, он и раньше такое проделывал, пора бы мне научиться прятать любую еду со стола. Но я что-то расслабилась в последнее время и решила, что лохматое чудовище отучилось от дурных привычек и странных вкусовых пристрастий. Но почему рис, аааа?! Почему обычный вареный рис, а не хорошие куриные котлеты?
raisadobkach: (Помним)
А вот хотите удивительных человеческих историй? Их есть у меня.



Вот этого человека звали Рене Кармий. Во время войны он занимал в правительстве Виши должность директора Национальной службы статистики. Его называют одним из первых хакеров, причем так называемых "белых" или "этичных" хакеров

Читать дальше?.. )

А вот тут вот, видите ли, некий пафосный любитель истории рассуждает про "коллаборационистскую Францию": http://club.berkovich-zametki.com/?p=15197
Если почитать там же на сайте в другом месте биографию этого человека, то видно, что он значительную часть своей сознательной жизни прожил в СССР. Очень хочется спросить - мужик, а ты до своего отъезда в Израиль был, видимо, героическим борцом с коммунистическим режимом, или как? Ну и да, видимо, он ничего не знает про таких людей, как Рене Кармий и Эдуар Винерон. Так же как и о том, что во Франции от уничтожения было спасено около 75% еврейского населения (спасители, как известно, были везде, но интересно, что именно в "коллаборационисткой Франции" саботажем и спасением занимались часто не рядовые жители, а высокопоставленные служащие и представители вишистской администрации)
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
ну очень познавательные мемуары :)
цитирую как есть:

"Теперь коротко о важном моменте – снабжении отряда продуктами, табаком, спиртом, одеждой, оружием, боеприпасами, транспортом и бензином.
От того, как оно поставлено, зависит очень многое, а по существу всё. Нет оружия – нет боевой деятельности, плохо организованное снабжение продуктами отражается на моральном и физическом состоянии бойцов и может привести к серьезным нарушениям дисциплины, ослабить контакт с населением. Что мы и испытали на себе, когда группа Фёдора – Габриэля занялась грабежами. Французы, узнав, что грабят русские, в корне изменили к нам отношение: холодность, отчуждение, тревога в глазах при вынужденных встречах, во время переговоров. Вместо прежнего радушного приёма с накрытым без наших просьб столом, нам в каждом доме стали давать еду только после неоднократных напоминаний о голоде и предложения расплатиться по рыночным ценам. Контакт восстановился, когда по деревням прошёл слух, что русские сами расправились со своими бандитами. Не исключено, что если бы мы и наше руководство не приняли быстрых мер по пресечению мародёров, то крестьяне, защищая свою собственность (а она для них священна), могли бы обратиться к «законным» петэновским властям, а те позвали бы на помощь немцев. И тогда нам, в окружении враждебного населения, пришлось бы совсем худо.
В период формирования отряда снабжение продуктами, одеждой, оружием находилось в руках наших местных организаторов, а его было явно недостаточно. Нечего греха таить – мы прибегали тогда и к «индивидуальной реквизиции», т. е. ночью с ведома командования два-три человека заходили во дворы пейзан и брали барана, кур, муку, крупу и так далее. Крестьяне спят как убитые и ничего не слышат. Делалось это в деревнях, расположенных километрах в десяти – пятнадцати от лагеря, а не в ближайших. Провиант брался не у хозяина, имеющего одну овцу и двух куриц, а у людей состоятельных, которым и считать недосуг свою живность. Так мы отводили от себя подозрения. Но сделать этот метод системой было бы большой ошибкой: нас бы разоблачили, а там – скандал. Я, не стесняясь, пишу о нашем вынужденном воровстве потому, что через эту стадию проходили все партизаны, особенно интернациональных отрядов. Французским было легче – они действовали у себя дома.
Вскоре мы получили указание от Алисы, как нам организовать снабжение продуктами. Было приказано – всё только покупать, причём только по рыночным ценам. Центр обещал снабдить нас деньгами из расчета 35 франков на человека в день, но обещание так и осталось невыполненным. Мы не получили от руководства ни одного франка. Деньги у нас были в основном трофейные или реквизированные у коллаборационистов.
Мы довольно часто перемещались, ибо нас все время преследовали каратели. Леса, в которых мы укрывались, были явно не сибирские, самый большой – протяженностью километров восемнадцать, да еще изрезанный просеками. Долго на одном месте незамеченной большой группе людей пребывать никак невозможно. Вот и бегали мы по всем окрестностям.
Перед сменой места мы с Валерием садились в машину, объезжали окрестные деревни и, встречаясь с мэрами, договаривались, какое количество и каких продуктов, когда, куда и за какую цену они будут нам доставлять. Предупреждали, что за информирование властей – расстрел. Осечки ни разу не было, все доставлялось вовремя, а мы всегда расплачивались по рыночным ценам. За этим следили наши доверенные французы.
Труднее было с табаком и хлебом, и это следует упомянуть особо.
Снабжение населения (и городского, и сельского) хлебом во время оккупации происходило по карточкам – «тикетам». Булочник получал муку в обмен на «тикеты», передаваемые ему той частью жителей, которых он обслуживал. И если бы мы забирали хлеб в булочной без «тикетов», то часть жителей оставалась бы без хлеба. Поэтому прямая покупка хлеба отпадала. Французы предложили нам экспроприацию «тикетов» – то есть «ограбление» почтальона с этими бумажками. При таком варианте экспроприации население могло получить эти талончики полностью, ибо после «ограбления» почтальона, которого сопровождали два жандарма, составлялся соответствующий акт, и почтальон дополучал новые документики.
«Ограбление» производилось так. Французы сообщали нам день и час, когда почтальон возвращался из Гре, и по какой дороге он поедет. Двое наших ребят шли туда и дожидались его в кустах. При появлении почтальона на велосипеде в сопровождении двух полицейских, тоже на велосипедах, ребята выходили из укрытия и, не снимая с плеча автоматов, командовали «Руки вверх!» и забирали нужное количество талончиков. Сопровождающие почтальона полицейские покорно поднимали руки и просили не отнимать у них пистолеты. Я сам один раз ходил на подобную «операцию».
С табаком было сложнее, поскольку он был более дефицитен, чем хлеб, – табачные «тикеты» не возобновлялись, и мы не знали, как быть. Долго сидели на подачках, но потом нас выручили французские партизаны: они стали забирать табак из лавочек, даже без оплаты. Тогда и мы начали «грабить» табачников на дороге, как почтальонов с «тикетами».
Один такой «грабеж» проводил я с калининским тёзкой. Мы узнали, что табачница в сопровождении одного из жителей деревни Венизи выехала на велосипеде в Гре за товаром, и мы с тёзкой, захватив деньги, пошли к той дороге. Долго ждали табачников, а когда их велосипеды были метрах в десяти от наших кустов, мы вышли и потребовали остановиться. Мужчина здорово испугался, а миловидная табачница расплылась в улыбке. Я тоже улыбнулся и попросил продать нам столько-то сигарет, сигар и трубочного табака. Продолжая улыбаться, шутить и строить глазки, женщина отсчитала требуемое и назвала сумму к оплате. Денег у меня было больше, но я не устоял перед чарами молодой красавицы и сказал, что не хватает 2000 франков, но я сегодня ей их привезу.
Она обрадовалась и ответила, что ждет меня часов в девять вечера.
Я приехал на мотоцикле часов в восемь. Встретила она меня радушно. Бросила деньги в ящик и позвала на кухню отобедать. Жила она одна, и я вернулся в лагерь под утро, полдороги толкая перед собой мотоцикл, чтобы не разбудить деревню (это была ее просьба). Больше я с ней не встречался.
Зависть ребят была безграничной".

И в другом месте еще:

"О транспорте. У нас были легковые и грузовые машины, были и велосипеды – трофейные и реквизированные.
Реквизиция автомашин и бензина производилась по законам военного времени либо по специальным талонам или в наказание за сотрудничество с немцами. Сразу оговорюсь: лишь одна небольшая машина типа «пикап» была нами отнята у коллаборациониста Стегмана, остальные реквизированы с выдачей «бона». Этот документ заполнялся Алисой после того, как мы намечали, у кого именно произвести реквизицию. В «боне» говорилось, на основе какого закона, для чего и кем реквизируется автомашина, велосипед, бензин. В «боне» было типографским способом напечатано, что оплата за реквизированную вещь будет произведена после войны. Бланки этих документов печатались в Лондоне. У нас их было десять штук. Стоимость реквизируемой машины, велосипеда, бензина мы определяли вместе с хозяином. Машины отдавали без особой печали, но бензин жалели. А велосипеды так очень жалели, поэтому двухколесную технику мы забирали у тех, у кого её было по нескольку экземпляров.
Французские крестьяне доверяли «бонам», а значит, верили в победу.
Всё-таки я должен признаться, что мы с Валерием украли два велосипеда после акции на шоссе Комбфонтен-Пор-сюр-Сон. Ночью зашли в сарай и взяли их. Они понадобились, чтобы поскорее найти группу Габриэля, ушедшую добывать гаечные ключи для диверсий на железной дороге. Из-за этой кражи мы лишились доверия деревенского булочника, который поил нас крепким сидром. Да и быть по-другому не могло: вечером он радостно встретил нас, накормил, напоил, а ночью мы украли его велосипеды".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
про которые я писала.
Эпизод вскоре после освобождения Франции. Автор описывает любопытнейшую схему мошенничества, на которой нагрели руки некоторые бывшие советские военнопленные.

"А деньги пытались добывать и бывшие советские военнопленные. Вот каким образом.
Владельцы французских предприятий, сотрудничавшие с немцами и пользовавшиеся трудом военнопленных, ради собственной реабилитации перевели в государственный банк очень крупную сумму (называли два миллиарда франков) для оплаты использованного во время войны труда заключённых. Узнав об этом, бывшие пленяги, которых тогда в Париже было немало, решили на этом поживиться.
Сначала это делалось просто: приезжает в банк предприимчивый пленяга, захватив с собой не менее предприимчивого эмигранта. Вместе они составляют список фиктивной команды, работавшей на N-ском предприятии с такого-то по такое-то время. Пленяга расписывается как бригадир, получает солидную сумму, делится с эмигрантом и до свиданья – разбежались.
Денег получали много – от сотен тысяч до миллионов франков!
Вскоре французы-предприниматели поняли, что их обманывают, и потребовали, чтобы для получения денег представлялись «аусвайсы» (прописка на предприятии) и список, заверенный советской военной миссией.
А вот тогда и мы, бывшие партизаны, узнали об этом «золотом мешке». Будучи безденежными, мы тоже решили попытать счастья. Заказали у гравёра немецкий штамп с орлом для «аусвайсов», в типографии – бланки по образцам трёх предприятий, купили несколько сот фотокарточек французов необходимого образца. В капиталистической стране за деньги всё можно купить. Составили список, двое суток занимались «аусвайсами» (трое ребят и две девчонки).
Со списком в нашу военную миссию пошли я и Сашка Красин (о нём позже). Там попытались наложить лапу на ту часть двух миллиардов, которая приходилась на русских пленяг. Сидевшие в миссии военные заявили французскому правительству, что они сами распределят эти деньги. Но не тут-то было. Они забыли, что в капиталистическом мире существуют владелец предприятия и рабочих рук. Государство не регулирует или почти не регулирует их денежные взаимоотношения. Если капиталисты-коллаборационисты попросили государственный банк произвести расчёты с работающими, то это их дело, но передавать частные деньги военным руководителям чужой страны права государство не имеет. Получив отказ, руководители нашей военной миссии дали негласное указание: всеми путями вычерпать из банка все причитающиеся русским деньги. Так что наша афера не была для них секретом. О ней знали оба генерала, руководившие военной миссией, да и все её сотрудники. Подполковник Алексеев не удивился, когда мы пришли к нему со своими списками. Он спросил:
– Машина для военной миссии будет?
– Будет, – бойко пообещал Сашка.
Подмахнув списки и скрепив подписи печатью, подполковник распрощался с нами. Автомобили военной миссии были очень нужны – офицеры пользовались частными машинами эмигрантов и французов".

Далее автор описывает, как подмахнув сфальсифицированные списки у мэра и охмурив девочек-машинисток в банке, они получили по этим документам фактически целое состояние, несколько миллионов франков

И далее: "Проснувшись утром, а вернее, уже днём, я поехал в казарму, где получил свои четыре миллиона франков, то есть сто зарплат господина Бидо, бывшего тогда министром иностранных дел Франции. Деньги поделили так: ребятам по четыре миллиона, девчатам – по три".

Для сравнения, что такое четыре миллиона франков в то время, ниже автор пишет:
"Теперь об отношениях с советской военной миссией. Всех нас она взяла на учет и выплачивала пособие, почти равное пособию французских безработных. Они получали тысячу пятьсот франков в месяц, а я, например, – тысячу семьсот пятьдесят. В то время, когда мы сорвали в Версале солидный куш по липовым документам, Сашка купил в дар миссии американскую автомашину за сто семьдесят пять тысяч франков".

И что, вы думаете, сделали русские военнопленные с добытыми таким способом деньгами? Большую часть прокутили в Париже с девочками и в русских ресторанах, на часть накупили какого-то барахлишка. При обратной репатриации в СССР почти все, что люди пытались ввезти с собой, было у них отнято нквдшниками в фильтрационных лагерях, через которые прошел автор. (далее автор делает вывод, что лучше было прокутить все до конца, а не покупать барахло, которое все равно отняли).
При этом несколько бывших пленных решили не репатриироваться в СССР, на добытые таким способом деньги они открыли во Франции бизнес и остались там. И автор люто осуждает этих людей.
И вот еще интересно, автор местами не стесняется в выражениях о Сталине, люто ненавидит "тыловых крыс из НКВД", возмущается тем, как несправедливо порой обходились с бывшими военнопленными. Но при этом люто осуждает бывшего власовца... даже не столько за то, что тот оказался во власовской армии, но там мужик из власовцев перешел в ряды французских партизан, сражался вместе с автором мемуаров в одном партизанском отряде, а в конце войны отказался вернуться в СССР и попросился в американскую армию, которая и удовлетворила его просьбу. "Наверное, потом участвовал в антисоветской пропаганде" - с возмущением восклицает автор.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
тут к слову в разговоре вспомнила один из своих любимых старых фильмов - "Закон есть закон", франко-итальянский фильм 1950-х годов в стиле неореализма или около того.
И немедленно пересмотрела (я его раз в несколько лет пересматриваю).
Крошечный городок в Альпах поделен государственной границей: половина находится во Франции, другая половина - в Италии. Более того, граница проходит прямо по городскому трактиру, поделив трактирные помещение на два разных государства. Главный герой, Фердинанд Пасторелли, всю жизнь считал себя честным французом - у него французское гражданство, он воевал за Францию в годы войны, и он много лет служит на французской таможне и ловит контрабандистов. И вдруг самая малость перечеркивает человеку всю жизнь: в случайном разговоре выясняется, что бедолага 44 года назад родился в трактире на кухне. На кухне! А кухня, представьте себе, находится в Италии. Последовавшая за этим фантасмагорическая бюрократическая разборка в одночасье лишает бедолагу всего: дома, родины, работы, жены, детей, доброго имени...
Жанр фильма, наверное, правильно определить, как трагикомедию. Начавшись, как комический поединок между честным французским таможенником Пасторелли и обаятельным итальянским контрабандистом Джузеппе, он поднимается до высот трагического обобщения, заклеймив ломающие жизнь простых людей непонятно кем и как проведенные границы, нелепые бессмысленные законы, бесчеловечность бюрократической системы. Фильм невероятно смешной, удивительно грустный, пронзительно человечный. И неожиданно в наши дни - исключительно актуальный.
Ну и бесподобный французский комический актер Фернандель в главной роли.
raisadobkach: (Маразм крепчал)
пока рылась в интернете, смотрела инфу про всякие эти электронные конструкторы и прочие наборы "детского научного творчества" (вдруг еще что потенциально для игры пригодится). И вот на что обратила внимание. Там в описаниях товара в интернет-магазине указано, для какого возраста и какого пола детей предназначен товар.
Например, есть набор типа "Юный шпион" или "Юный детектив". Для мальчиков. (там всякие шифровки и подобные вещи)
И есть набор типа "Юный парфюмер". Для девочек. Духи изготовлять.
(точные названия не помню, но суть примерно в этом)

То есть вот кем-то предполагается, что девочкам не может быть интересно играть в детективов и разведчиков, а мальчикам - делать духи и парфюмерию. Так и пишут в аннотациях к этим "юным парфюмерам": "ваша девочка придет в восторг от подарка".

Вот иногда такое ощущение, что не в двадцать первом веке живем, а все еще в каком-то девятнадцатом.
Хорошо, конечно, что меня проблемы детских игрушек уже не волнуют.
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
Вот предположим, что у нас на заводе работает смена. Смена длится, допустим, 1 час. Смена получает задание собрать за это время пять разных схем (например по списку 1, 2, 3, 4, 5). Например. А конструктор у нас, например, один. Так вот, чтобы собрать вторую и последующие схемы, они должны разобрать каждую предыдущую и использовать те же детали для следующих схем, или там в одном наборе столько деталей, что можно параллельно собрать много разных схем, и деталей хватит?
raisadobkach: (Ролевик я или где?)
есть такой вопрос.
В этих конструкторах предлагается собирать много разных схем. Вопрос: сколько примерно нужно времени для того, чтобы несколько человек (5-10 по обстоятельствам) могли по инструкции собрать одну схему? Насколько схемы различаются по сложности? Любую ли схему может "с нуля" собрать неподготовленный человек?
И вопрос, готовая схема занимает сколько места? Ее можно, например, собрать в какой-то коробке и перенести в готовом виде в другое место?
(у моего сына когда-то был такой конструктор, но это было лет 10-12 назад, так что я нифига не помню)

Данная инфа мне нужна для моделирования в ролевой игре, мы тут изобретаем способ игровые "мины" и "взрывчатку" таким способом собирать.
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
вот опрос, дескать, проводили. Сталин у нас на первом месте среди самых выдающихся личностей всех времен и народов :( (ну... насчет Сталина я даже не знаю, как прокомментировать, чтобы не матом).
вот, напрмер: https://www.vedomosti.ru/politics/news/2017/06/26/695952-stalin-putin-pushkin

"В общественном сознании россиян Владимир Путин сравнялся по значимости с Александром Пушкиным. Участники опроса «Левада-Центра», попросившего назвать самых выдающихся людей всех времен и народов, на первое место поставили Иосифа Сталина (38%), имена Путина и Пушкина назвали по 34% респондентов, о Владимире Ленине вспомнили 32% опрошенных, о Петре I - 29%, сообщает «Интерфакс».
Аналогичный опрос от 2012 г. показал, что первые пять мест рейтинга занимали те же личности, но в другой последовательности: Сталин (42%), Ленин и Петр I (по 37%), Пушкин (29%) и Путин (22%).
В этом году в первую десятку рейтинга вошли Юрий Гагарин (20%), Лев Толстой (12% против 24% в 2012 году), Георгий Жуков (12%), Екатерина II и Михаил Лермонтов (по 11%)".

Мне тут другое интересно. Если это рейтинг "всех времен и народов", то почему в нем только русские деятели? Ну почему никто не назвал... ну я не знаю, Леонардо да Винчи, например? Ньютона, Эйнштейна, ну не знаю там, кого еще. И вообще "правители, правители, правители, полководцы и немного писателей". Один вот Гагарин затесался. Ученые вообще как-то не в чести.
Удивительный рейтинг.

(на всякий случай, я бы в ответе на такой опрос вообще затруднилась, так как концепцию "выдающихся личностей" в целом скорее не одобряю).
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Не все знают о том, что у Анны Марли, кроме знаменитой «Песни партизан», есть еще одна партизанская песня – причем в итоге получившая даже бОльшую международную известность. Об удивительной судьбе Анны Марли, «русской музе французского Сопротивления», есть много информации в интернете, вот здесь в свое время я немного писала о ней и о «Песни партизан» - неофициальном гимне французского Сопротивления: http://naiwen.livejournal.com/546795.html

А вот еще одна ее песня, «Исповедь партизана».
Авторское исполнение Анны Марли:



Оригинальный текст, например, здесь: http://www.paroles-musique.com/paroles-Anna_Marly-La_Complainte_Du_Partisan-lyrics,p90203

Читать далее подстрочный перевод и историю песни? )

Вот так песня русской белоэмигрантки Анны Марли разлетелась по всему миру. Разве не удивительно?
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
(я в библиотеке читала, но еще не дочитала до конца, в сети оказывается тоже есть)

http://loveread.me/view_global.php?id=63697
Фёдоров, Алексей Александрович. Моя война с 1941 по 1945: (оборона Москвы, концлагерь в Германии, партизанский отряд во Франции). М, 2016
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
оказавшихся в оккупированной Западной Европе - в частности, например (что меня в данном случае интересует) во французских партизанских отрядах. Их еще в советское время было много издано - но в советское время они все-таки изрядно отцензурированы (не всегда поймешь, где цензура, а где самоцензура - ну это уж как всегда), а сегодня попались длинные мемуары, изданные уже недавно, несколько лет назад (там автор-мемуарист не стесняется, например, в выражениях в адрес Сталина, бросившего советских людей в плену и не подписавшего даже договор с Красным Крестом - ну ладно, это здесь сейчас не так важно).
А крайне любопытное описание, как беглецы идут через половину Западной Европы.
Ну сначала он описывает первые года полтора своего плена (изначально оказался в Харьковском котле, бежал три или четыре раза), и тоже любопытно, насколько влияет в разных лагерях для военнопленных человеческий фактор и насколько все зависит от попавшегося местного начальства. Где-то натуральный ад с избиениями, издевательствами и массовой голодной смертью, где-то начальство не кормит военнопленных толком, но пофигистично закрывает глаза на то, что они разгуливают по окрестностям и воруют продукты у местных крестьян. Потом уже он оказывается в каком-то лагере, в котором верховодит некий австриец, и он говорит советским военнопленным примерно так: "Ну, ребята, я сам был ранен на фронте, успел побывать в плену, каждый выполняет свой военный долг, я на вас зла не держу, а солдат с солдатом всегда поладит. Поэтому я вам буду давать жить, но и вы меня не выдавайте - а то мне обратно на русский фронт очень неохота". И он действительно давал им какое-то время жить, а взамен потребовал, чтобы советские пленные научили его... варить самогон! Он им достал все оборудование, они собрали аппарат, и в общем прямо в лагере организовали подпольный цех производства самогонки, основную долю отдавали этому австрийцу, ну и он их тоже не обижал и делился с ними готовой продукцией. Ну потом все-таки вышел конфликт, добродушного австрийца убрали, снова начался ад, и несколько человек решились бежать.
Они сначала думали бежать на восток и через Германию и Польшу пробираться обратно в СССР. Но кто-то их отговаривает - мол, сошли с ума такой длинный кружной путь, не проберетесь, идите на Запад - там, в Бельгии и Голландии наших беглецов принимают, как родных. И накормят, и напоят, и в партизаны переправят.
В общем, они пошли на Запад.

И действительно, едва они с риском для жизни пересекли немецко-голландскую границу и упали на сеновале какого-то голландского фермера - на утро фермер их нашел, вытащил и немедленно потащил в дом. Кормить и отмывать. И говорит - да вы тут не бойтесь, идите в любой дом, здесь каждый вас примет и накормит. И точно - несколько дней они идут через Голландию, всюду их до отвала кормят-поят, при том, что они не идут по каким-то известным адресам-явкам-рекомендациям, а просто стучатся в первые попавшиеся дома. Один фермер зовет их послушать радио, долго ищет и находит им радио Москвы. Беглецы в восторге, благодарят. Фермер им говорит: "Да тут через мой дом уже кто только не ходил - англичане, поляки, французы. Я им всем радио Лондон включал, они были довольны. А радио Москвы - вот, с трудом, но специально ради вас нашел".
На бельгийско-голландской границе стучатся в чей-то дом, видят какого-то местного чиновника, тот с кем-то советуется, уходит и возвращается... с местным голландским полицейским. Полицейский держит руки за спиной (как будто там наручники) и унылым голосом говорит (а они все объясняются на ломаном немецком языке, судя по описаниям): "Я вас вынужден арестовать" - (ну, хана, думают беглецы, попались все-таки) "Хахаха! - смееется полицейский - я пошутил!" и вытаскивает из-за спины огромные свертки с бутербродами, которыми и снабжает беглецов, чтобы они могли перейти границу.

Потом они попадают в Бельгии, а там сложнее: рядом какой-то лес, в лесу партизаны и немцы проводят карательные акции. Поэтому местные жители беглецов кормят и поят, но рекомендуют двигаться побыстрее в сторону Франции, чтобы не попасть в облаву. Ну и в целом в Бельгии, по-видимому, беднее и голоднее. Мемуарист комментирует - если в Голландии их кормили сыром, ветчиной и яйцами, то в Бельгии в основном - хлеб и повидло, но это вот не потому, что чего-то жалеют, а просто - сами так едят. Беглецы убегают от облавы и укрываются в лесу, еда у них закончилась, один идет в деревню и, стараясь никому не попадаться на глаза, просто ловит во дворе курицу и крадет ведро. Возвращается обратно в лес, курицу ощипывают и варят. Вдруг видят - к ним бежит местный подросток, спрашивает: "это вы советские военнопленные? Вы из нашего двора украли курицу, папа вас видел" (ну, хана - опять думают беглецы - сейчас в лучшем случае этот фермер явится и накостыляет им за краденое). "А вот, папа велел передать вам хлеба, молока, и чтобы вы уходили побыстрее, потому что в деревне немцы, а он их сейчас задержит, чтобы вас не догнали".

Потом они приходят в какой-то дом (тоже совершенно случайно) и хозяйка им совершенно буднично говорит: "А куда вы хотите попасть? А то давайте мой сын отвезет вас прямо в Испанию. Он уже однажды английских летчиков в Испанию возил, теперь вот вас тоже отвезет". Но они не хотят в Испанию, потому что "в Испании фашисты", тогда сама хозяйка вызывается отвезти их во Францию и, пока она занимается домашними делами, дает им записку к соседям - "вы тут с этой запиской обойдите все дворы, вам соберут денег на билеты до Франции".
Они берут записку и идут подряд по всем домам, и им мало того, что в каждом доме дают деньги - кто сколько может, зажиточные семьи по 100-200 франков, а какой-то батрак 10 франков - но их еще и в каждом доме кормят. После третьего или четвертого дома они уже отказываются жрать, потому что больше не могут. В каком-то очередном доме к ним выходит местный пастор, дает деньги, еду и спрашивает:
- А вы, наверное, в Бога не верите?
- Нет, мы верим в коммунизм!
- Ну это ничего. Я конечно не считаю, что коммунизм это средство решения мировых проблем, но если эта вера помогает вам жить и бороться - я вас благословляю и желаю удачи.

В общем, дальше хозяйка сама с ними едет, снабжает их едой, одеждой, французским словарем, помогает им избежать проверок в поездах, тратит на эту поездку с ними несколько дней и в итоге они оказываются во Франции.
Таким же примерно манером (постучись в любой дом) они добираются до Парижа. Дальше отдельная интересная история про то, как они связывались с местным Сопротивлением и искали партизанский отряд - но это я еще как-нибудь в другой раз запишу.
Но удивительно то, что они идут таким манером месяца полтора - и за все это время никто не только на них не настучал, но ни в одном доме им не отказали в еде и не захлопнули перед ними дверь! (во всяком случае судя по описанию).

(то есть вот это не значит, конечно, что в Западной Европе не доносили. Но все равно удивительно - война, какие-то стремные мужики, грязные, оборванные, чужаки практически без языка, и с ними вот так возятся)

А они - все-таки советские люди со своими советскими тараканами в голове, - оглядывают местную жизнь и еще комментируют: "все-таки как тут несправедливо все устроено. Вон те живут вон в какой роскоши в богатом замке, а вот тут батраки впятером в одной комнате ютятся. Нет, все-таки у нас самый справедливый социальный строй!"

В общем, невероятно занимательно чтение на тему "быт и нравы".
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
(сочиняю статью для игры).

Вот помните, может быть, польского профессора Свяневича (который единственный выживший в Катыни): его сначала отделяют от остальных и отправляют в тюрьму и под следствие якобы за шпионаж против гитлеровской Германии. Это на дворе май 1940 года. Но поскольку машина работает долго и со скрипом, то окончательный приговор ему выносят уже после 22 июня 1941 года... да-да, за шпионаж против гитлеровской Германии :)) Сюрреализм!

А вот вам еще прекрасный образчик. Немцы оккупируют северную Францию. Коммунистическая партия находится в подполье с осени 1939 года - ее запретили как раз за то, что они поддержали пакт Молотова-Риббентропа. Поэтому тогдашние французские власти, объявив войну Германии, обвинили коммунистов в шпионаже в пользу Германии. Коммунистические издания запрещаются, коммунисты изгоняются изо всех муниципалитетов. (заметим при этом, что сами французские власти отнюдь не рвутся вести активную войну с Германией, но это уже вишенка на тортике - тут, как говорится, все стороны прекрасны). А тут приходят немцы. Лето 1940 года. Находящаяся в подполье компартия выступает с листовками против нового режима Петэна, клеймит вишистов, как предателей и одновременно... в северной оккупированной зоне обращается с ходатайством к немецким оккупационым властям, чтобы коммунистам разрешили легально издавать их газеты, а также вернули депутатов-коммунистов в местные органы власти. Потому что они, коммунисты, против предательской политики Петэна, а также против империалистической Англии. А вот ваш товарищ Гитлер зато дружит с нашим товарищем Сталиным. Так вы нам по этому поводу, пожалуйста, разрешите легально издавать "Юманите"?

Сюр, товарищи. Абсолютный сюр. При этом рядовые коммунисты в подполье пишут гневные рукописные листовки "Изгоним проклятых бошей с нашей земли".

Но вы знаете, что? Немцы почесали в затылке и не согласились. Руководство коммунистической партии в свою очередь почесало в затылке и решило, что пожалуй их занесло куда-то не туда и поспешило осудить "демарши отдельных несознательных товарищей", которые "несомненно руководствовались добрыми намерениями".

После нападения Гитлера на СССР все изменилось, конечно.
Но вот этот первоначальный сюр свежему человеку выносит мозг, конечно :)

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 12:54 am
Powered by Dreamwidth Studios