May. 26th, 2017

raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
в сериале "Французский город", о котором я уже писала (меня на него успешно подсадил Денна, а я потом подсадила еще кучу народа, отличное все-таки сериалище) есть в числе прочего такой почему-то зацепивший меня эпизод.

Вот война, вот подпольная коммунистическая ячейка (очень хорошая у них эта сюжетная линия коммунистической ячейки). И в ней очень разные люди. Один из главных героев сериала - Марсель Ларше, родной брат мэра этого города - искренний, чистый и честный человек. Но руководит этой коммунистической группой некто "товарищ Эдмон" - эдакий кондовый сталинюга, неумный догматик, который каждый раз озвучивает своим подчиненным очередную "единственно верную линию партии" (как правильно сказала недавно Нина в своем посте, "колебался вместе с линией партии"), и эта единственно верная линия у них там меняется каждые два месяца - сначала товарищ Эдмон учит товарищей, что пока действует советско-германский пакт Молотова-Риббентропа, то "у нас главный враг спекулянты, а вовсе не немцы" (товарищи фигеют, но терпят), потом еще что-то. Ну вот, наконец, Гитлер напал на СССР, теперь нужно бороться с немцами. И вот приходит Эдмон и рассказывает им - такая установка партии, что нужно совершать одиночные теракты против немцев, причем "с классовой точки зрения" нужно убивать не любых немцев, а только офицеров (потому что немец-солдат - а вдруг он наш брат-рабочий? Это нехорошо). Товарищи - и Марсель в первую очередь - приходят первоначально в некоторое недоумение - мол, ну убьем мы даже одного офицера, что дальше? На его место пришлют нового, а убийство будет использовано как повод для репрессий против наших же товарищей-коммунистов и против населения вообще.
- Товарищи, это приказ, партия велела - значит нечего тут рассуждать. И вообще, для нас это выгодно, если немцы начнут репрессии - чем больше будут зверствовать немцы, тем больше народа побежит в наши ряды (отличная логика, ничего не скажешь)
В общем, Марсель голосует против, но решение принято, и Марсель вызывается стать одним из террористов (потому что раз уж надо и решено, то лучше он возьмет на себя самое трудное, чем кто-то другой).

И вот после некоторых приключений они убили немецкого офицера, одного из подельников немцы схватили и запытали до смерти, Марсель спасся. Естественно, тут же начинаются расстрелы заложников, немцы запугивают население. И вот уже после гибели заложников Марсель приходит снова на подпольное совещание, а там Эдмон говорит:
- Товарищи, партия признала, что террористические акты были ошибкой. Теперь у нас другая установка - ты, Марсель, должен скрыться и сделать вид, что ты не имеешь никакого отношения к происшедшему. Партия не берет на себя ответственность за теракт.
- Эээ... - говорят люди, - да вы не охренели ли? Вчера вы приказали убивать, а сегодня говорите, что это была ошибка? А как же жертвы, а ради чего в таком случае, к чертовой матери, погибли наши товарищи? (немца-то не жалко, а вот своих расстрелянных и замученных... оно как бы...)
- Ничего не поделаешь, товарищи, такой приказ партии. Линия изменилась. (не помню там, на что у них в этот момент изменилась линия).

И вот дальше Марсель бредет в трансе, и видно , что ему очень плохо и хреново, что его от всего этого плющит и корежит, но он вынужден подчиниться, и он должен сам себе как-то это объяснить, найти смысл в происходящем. И он находит какой-то подвал в качестве убежища, там есть радиоприемник, он ловит английское радио. И внезапно слышит из радиоприемника голос Де Голля, который говорит:
- "Убивайте немцев! Убивайте их повсюду! Пусть они знают, что не смеют ходить по нашей земле!"

... И вот этот внезапно очень сильный, взрывающий момент, когда большой сильный человек отворачивается к стене - и плачет слезами радости и облегчения...
raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
Вчера вечером изобразила на скорую руку очень простую еду. У меня было филе индейки и упаковка магазинных грибов-вешенок. Я их порезала крупно, слегка обжарила в глубокой сковородке, затем подлила воды и слегка протушила. Под конец вылила туда пол-банки томатного соуса из "Вкусвилла", добавила базилик и молотый чеснок.
Отдельно на гарнир сварила чистый рис.
Прошло на ура, почему-то. Даже я поела, хотя мяса ем мало, и грибы после операции стараюсь не есть.

(пишу потому, что я эти вешенки не очень часто покупаю - а они, оказывается, вполне вкусные и легко готовятся).
raisadobkach: (Элегия)
Приятельница, которая какое-то время назад навела меня на рассказ про парижских расстрелянных лицеистов ("Пять мучеников лицея Бюффон" - недавно выкладывала), тут спрашивает меня:
- Ну ты прочла эту историю? Меня больше всего поразило, что им дали написать письма, и все пятеро написали одинаковые письма. Они что, сговаривались? Удивительно ведь, что такие одинаковые письма?

Я ей говорю:
- Это просто потому тебе так кажется, что ты, наверное, никогда раньше не сталкивалась с такого рода письмами. А я вот в некотором роде коллекционирую эти письма, это такой особый... ну, можно сказать, особый род аутентичного исторического документа, "предсмертное письмо". И я с этим сталкиваюсь три десятка лет и на основании опыта могу сказать - они ВСЕ одинаковые.

До определенной степени, конечно. От декабристов до народовольцев, от парижских коммунаров до участников Сопротивления - практически все письма, написанные в сходной ситуации, исключительно похожи друг на друга. Почти независимо от страны, эпохи, политических и религиозных взглядов (верующие и атеисты пишут почти одинаково!), социального положения, возраста; этих людей объединяет только одна чрезвычайность обстоятельств - через сутки или через час их не станет. И вот такое ощущение, что именно в этой ситуации совершенно разным людям приходят в голову совершенно одинаковые мысли и чуть ли не одинаковые слова. Даже не так важно, кому человек пишет - родителям, возлюбленной или товарищам по партии.
(есть пара-тройка нестандартных писем, например письмо Сергея Муравьева выделяется; письмо Николая Кибальчича императору Александру III выделяется, но чаще все-таки все эти письма ужасно похожи).

Возможно, психологи или психиатры могут объяснить этот феномен "похожести".

И интересно, что такого рода письма - это с одной стороны всегда очень личный документ; а с другой - всегда очень... если можно так выразиться, пропагандистский документ. Издавна предсмертные письма используются сторонниками для скрытой и открытой пропаганды, их прячут, бережно хранят, переписывают от руки, размножают, публикуют в подпольных и подобных изданиях с элементом вызова "вот что с нами делают", "наше дело не пропало" и так далее.

И вот не могу удержаться от такой мысли: а интересно, предсмертные письма каких-нибудь... ну, например, эсесовцев, осужденных за нацистские преступления и ожидающих казни - они тоже будут похожи?

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 09:53 am
Powered by Dreamwidth Studios