May. 20th, 2017

raisadobkach: (Английский лорд тебе товарищ)
 Это я некоторое время назад написала про фильм "Армия теней" (про голлистское сопротивление во Франции). А сегодня я прочитала книжку (документальный роман) Жозефа Кесселя, на основе которой был снят этот фильм. Книга мне больше фильма понравилась, хотя строгая документальность книги, написанной  и изданной в 1943 году (то есть даже не по "горячим следам", а прямо во время событий), вызывает у меня определенные сомнения.
Но сильнее всего меня впечатлила даже не книжка, а биография самого Кесселя. Ну то есть я ничего про него не знала, кроме того, что это такой французский писатель и журналист, участник Сопротивления. И один из соавторов "Песни партизан".
А у него, между тем, оказалась крайне затейливая биография.
Дело в том, что Кессель родился в Аргентине (уже интересный зачин, да?) - но все еще интереснее. Его отец был врачом, евреем из Вильно, мать - дочь оренбургского купца (тоже еврея - видимо, купца 1 гильдии, раз получил возможность жить вне черты оседлости). И в общем эта парочка его родителей в конце XIX века уехала приключаться в Аргентину. Как раз в те годы было создано Еврейское колонизационное общество, которое должно было помогать евреям эмигрировать из тех стран, где она подвергаются различным притеснениям - и организовывать сельскохозяйственные колонии в разных частях света. И вот это Еврейское колонизационное общество основало несколько десятков сельских еврейских колоний, в основном в Канаде и в Аргентине. Но проект не увенчался особым успехом: большинство евреев-переселенцев предпочитало селиться в городах, а не заниматься сельским хозяйством. В итоге некоторые начали возвращаться обратно. Вернулись обратно в Россию и супруги Кессель - уже с маленьким сыном. В 1905-1908 году они жили в Оренбурге. Но после поражения революции 1905 года и наступившей реакции по стране прокатилась волна еврейских погромов. Вскоре после этого семейство эмигрировало во Францию и поселилось в Ницце. В Ницце Жозеф Кессель закончил лицей, а затем учился в Парижском университете.
Дальше у него тоже была очень бурная биография. Он увлекся авиацией, закончил курсы, добровольцем записался во французскую военную авиацию и прошел сражения Первой мировой войны. После этого он в 1918 году добровольцем записался в экспедиционные войска и в годы Гражданской войны в России участвовал в интервенции на Дальнем Востоке (уже в глубокой старости записал свои мемуары о временах своего пребывания во Владивостоке в годы Гражданской войны; переведены на русский язык они были только недавно, в постсоветское время). Он свободно владел русским языком и в 1920-х годах сотрудничал с газетами русской белой эмиграции (в частности писал очерки для газеты, которую издавал бывший кадет Павел Милюков). Так началась его писательская и журналистская карьера. После этого его еще долго носило по свету: он ездил репортером в Ирландию, которая боролась за независимость от Британии. Мотался по африканским колониям. Во время Гражданской войны в Испании был там военным корреспондентом, поддержав республиканскую сторону. Начало Второй мировой войны встретил военным корреспондентом во французских войсках,  а после капитуляции Франции бежал в Англию, где вскоре присоединился к Де Голлю и вел передачи "Свободной Франции" на радио. Собственно, вот таким вот образом он и оказался связан с французским Сопротивлением, о котором прямо во время войны и после войны написал серии очерков.
После войны он женился на ирландке, которая страдала алкогольной зависимостью. Это побудило Кесселя принять активное участие в деятельности обществ Анонимных алкоголиков и начать писать о них репортажи. Затем он вновь возобновил свою бурную репортерскую деятельность: присутствовал на судебном процессе над маршалом Петэном, на Нюрнбергском процессе, был один из первых получивших визу для визита в только что созданное государство Израиль и совершил туда путешествие, ездил в Бирму, в Афганистан. Оставил после себя кучу всякой беллетризованной публицистики. Дожил до 80 лет.

И да, почему-то как не копнешь какого-нибудь деятеля французской культуры, так обнаруживается, что он и вовсе не вполне француз :))

В "Армии теней" (и в книге, и в снятом по книге фильме) рассказывается такой мрачноватый (может быть и подлинный) эпизод. Некая Матильда - активная участница Сопротивления, исходно простая баба с большой семьей и кучей детей, старшей дочери 17 лет. И вот эта женщина, когда решила связать свою судьбу с подпольем и перешла на нелегальное положение, совершила множество успешных операций, была очень активной участницей и все такое. И в своей подпольной работе допустила только одну ошибку, связанную с материнской сентиментальностью: носила с собой фотокарточку своих детей. И вот когда гестапо ее наконец арестовало, они эту фотокарточку нашли. И предложили женщине выбор: либо ты нам выдашь всех участников Сопротивления, которых знаешь (а она знала, очевидно, много), либо твоя дочь поедет в Польшу в бордель для немецких солдат, возвращающихся с Восточного фронта. И вот дальше собирается группа участников Сопротивления и обсуждает, что им делать, потому что их судьба зависит от решения этой Матильды. У женщины фактически нет выбора, если она хочет спасти свою дочь: она не может отказаться сотрудничать с гестапо, она не может бежать, она не может даже покончить с собой, так как немцы ее об этом тоже предупредили.  Дальше становится известно, что Матильда вышла на свободу, и что немцы арестовали троих подпольщиков (видимо с ее слов).
И вот руководитель подполья говорит: мы должны устранить Матильду ("но это невозможно! после всей ее самоотверженности! после того, как она нам оказала столько услуг") - нет, вы не понимаете! Мы должны устранить Матильду, потому что она сама этого хочет.
- Как так?
- Ну понимаете, это же для нее единственный выход. Она дала понять немцам, что готова на сотрудничество, вышла на свободу, сдала кого-то не самых важных. И теперь она ждет, что мы ей поможем не стать предательницей.
В общем, выбора у подпольщиков нет, руководитель отдал приказ. Женщину находят и одним выстрелом устраняют. Хотела она этого в действительно или нет - остается неизвестным.
В подполье, конечно, случалось и не такое, но вообще говоря эта сцена в качестве финального эпизода книги и фильма производит тяжелое впечатление формата "все напрасно". Может сам автор и не хотел этого сказать (но 43 год!)
Однако какое "изящное" решение со стороны гестапо! Не "мы убьем твою дочь", а мы отправим ее в солдатский бордель. И, в общем, все все понимают, что материнское сердце такого не выдержит. Лучше бы убили.

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:37 am
Powered by Dreamwidth Studios