Mar. 6th, 2017

raisadobkach: (Ролевик я или где?)
Фотографии Эжена Ланнуа, погибшего на баррикадах Парижа [livejournal.com profile] la_cardo

http://gryazeva.gallery.ru/watch?a=L9s-o8Rz

Не знаю, интересно ли тем, кто не был на игре.
А я вот смотрю - и плачу. Этих персонажей мы вместе с игроками создавали, и они ожили, жили, надеялись, верили и погибали.
Наверное, это неправильно - любить игровых персонажей...
raisadobkach: (Жизнь прекрасна!)
Интересная модификация происходила с финальными словами на игре. Мы никак не могли придумать красивый финал. Первоначально была мысль использовать сцену из документально-игрового фильма "Коммуна", где в конце журналисты ходят между персонажами и опрашивают участников "А вы пойдете сегодня на баррикады?" - а люди отвечают так, как будто бы смешивается реальность 1871 года и сегодняшнего дня (ну и разные другие такие актуальные вопросы им задают, которые можно понимать "из любой позиции"). Эту сцену после некоторого обсуждения отвергли - во-первых выглядело чересчур "в лоб", во-вторых повторять уже кем-то найденную находку не хотелось.
На предпоследнем мастерятнике кажется Кэта придумала такую сцену, что к толпе выходят два игротеха, один зовет всех "на последнюю баррикаду", другой - в "самое надежное убежище", людям дают время разойтись по двум группам и попрощаться, после чего два теха уводят людей поочередно и обе колонны сходятся в одном общем помещении, где просто молча смотрят друг на друга. И звучит финальная песня. Никаких других финальных слов не предполагалось, это был такой вариант в высшей степени лаконичного и символичного финала.
После этого в ночь мне приснилось, что наверное этого мало и нужно сказать какие-то слова, и вот такие слова записались у меня в ночи, я их написала на следующий день на мастерский лист.

""Большинство тех, кто пошел на баррикады, погибли - но некоторые все-таки выжили. Многие же их тех, кто ушел в укрытие, сумели спастись - но не все. Однако в Париже еще долго ходили слухи о том, что часть Латинского квартала забаррикадировалась так, что выдерживала атаки версальцев еще много дней - а быть может, даже недель или месяцев. Некоторые говорили, что баррикада продержалась годы. Иногда можно услышать о том, что и сегодня, до наших дней, существует та самая последняя баррикада, хоть ее уже давно никто не видел. Каждый раз, как в мире наступает весна и цветут вишни, находятся люди, которые ищут последнюю баррикаду".
Вот как-то так. Или этот вариант слишком сентиментален? Как вы думаете?"

Дальше Нина сказала, что ей нравится, но что она бы дополнила. Вот такой был ее следующий вариант:

"Большинство тех, кто пошел на баррикады, погибли - но некоторые все-таки выжили. Многие же их тех, кто ушел в укрытие, сумели спастись хоть и не все. Однако в Париже еще долго ходили слухи о том, что в Латинском квартале осталась последняя баррикада, которая держалась дольше всех, и так не была захвачена. И даже находились те, кто говорил, что видел её, но мол не каждый, сможет найти. О баррикаде то забывали, то вспоминали и снова находились те, кто начинал искать её. Шли годы, но когда приходило время вишен вновь находился кто-то, кто уверял, что даже если не видел, то слышал песни её защитников. Те, кто был в Париже в агусте 44-го уверяли, что видели ту самую баррикаду в Латинском квартале, а в мае 68-го студенты Сорбонны писали свои листовки, привалившись к её нагретым булыжникам Говорят, и сейчас её можно найти, там, где по прежнему пахнет весной порохом"

На следующий день я впала в мастерские сомнения и стала говорить, что наверное это все-таки слишком назидательно, что мастера обещали ничего не пропагандировать, что не обесцениваем ли мы таким образом выбор тех, кто не пойдет сражаться на баррикады (они-то ведь тоже заслуживают свой катарсис) - и в общем опять все отложили до следующего мастерятника (а у нас еще никак не получалось собраться всем вместе, так что каждый раз на сборах присутствовал то один, то другой).

В общем, за несколько дней до игры собрались еще раз, стали думать - надо что-то все-таки людям в конце сказать. Сули говорит - надо рассказать о том, что было дальше. А что было дальше? Ну не пересказывать же последующую историю Франции за полтора века. Я растерялась. Тут в ходе обсуждения выявились политические разногласия между мной и Ниной, в расстановке акцентов: потому что я условно говоря "левоцентрист", а она "ультра-левый", и если например произносится что-то вроде "правительство, опасавшееся нового социального взрыва, начало проводить социальные реформы", то с моей точки зрения, это хорошо - а с ее точки зрения, это плохо (ну это, я думаю, понятная логическая точка расхождения, я не буду ее пояснять подробно). Надо было породить какой-то нейтральный общеположительный текст, устраивающий всех. Нина его на следующий день породила. Вот этот:

Коммуна пала, утопленная в крови. Часть коммунаров выжили и судьбы их сложились по разному. Но главное, осталась память о событии, повлиявшем на историю развития демократических и социальных завоеваний, ведь многое из того, за что боролись коммунары, теперь является частью наших неотъемлемых прав. Коммуна вошла в историю и как страница борьбы за человеческое достоинство, свободу и справедливость. Книга этой борьбы имеет много страниц и ещё не дописана, время подкидывает всё новые вызовы и испытания. Какими будут страницы, написанные в наше время, зависит от тех, кто живёт на Земле здесь и сейчас, то есть от нас

вот этот вариант текста мы вставили в сценарий, потому что мозги уже не соображали. Во всяком случае текст всех устраивал.
И вот в конце игры, уже минут за пять до финала, когда мы там сидим в "Версале" - я не помню, кто там был в этот момент - я и Нина или я и Сули, в общем я говорю: "Слушайте, у нас фактически весь город пошел на баррикады, даже священник. Давайте не будем политкорректными и скажем слова про последнюю баррикаду". (в конце концов баррикада здесь не символ коммунистической революции или чего-то такого, а символ свободного выбора и человеческого достоинства?)
И вот мы вышли, как сквозь строй, когда последняя баррикада еще отстреливалась, и я импровизируя (потому что всех этих написанных вариантов, конечно, наизусть не помнила и текста у меня под рукой не было) произнесла примерно такой финальный текст:

"... Но еще долго в Париже ходили слухи о том, что последняя баррикада в Латинском квартале продержалась много дней - а возможно даже недель или месяцев. Говорили даже, что она продержалась много лет. Некоторые видели эту баррикаду в 1944 году. А другие - в 1968. Говорят, что и сегодня, если постараться, можно найти ту самую последнюю баррикаду".


В этот момент весь зал зааплодировал, и текст песни мы уже не читали, потому что это явно было бы лишним.

Вот так и появилась легенда про последнюю баррикаду Латинского квартала :)
(в комьюнити повешу вечером, потому что с работы я пишу через дрим, и оттуда нельзя повесить)

Profile

raisadobkach: (Default)
raisadobkach

September 2017

S M T W T F S
      12
34 56 78 9
101112 13141516
1718 19 20212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:38 am
Powered by Dreamwidth Studios